В современном мире, в большом потоке информации, становится всё труднее отследить те тектонические изменения, которые происходят в миропорядке. Размышлять просто некогда, одна мировая информационная волна накатывает за другой. Однако же, давайте попробуем выйти из информационного потока и обозреть меняющуюся ситуацию, на конкретном примере.

После Корейской войны, двух основных идеологических систем мира, боевые действия которой закончились в 1953 году, только в 1972 году был подписано первое заявление о намерении объединить 2 Кореи. Лишь с распадом СССР, в начале 1990х годов были предприняты реальные попытки сближения, была подписана совместная декларация о денуклеаризации Корейского полуострова. В июне 2000 года состоялись два межкорейский саммита, была подписана совместная декларация Севера и Юга, ставшая основополагающим документом объединения. В октябре 2007 года была проведена очередная межкорейская встреча, итогом которой стало подписание новых документов, продолжающих и развивающих принципы, заложенные в совместной декларации 2000 года.

Однако, в 2008 году, ситуация резко изменилась, по моему мнению, совершенно не случайно, так совпало, что с началом мирового финансового кризиса, новый президент Южной Кореи, занял более жёсткую позицию в отношении северного соседа, а 25 марта 2010 года неподалеку от границы КНДР в Желтом море был потоплен южнокорейский военный корабль, что стало причиной гибели 46 человек, в чём конечно же обвинили КНДР, в том же году страны обменялись серьёзными артиллерийскими ударами и в воздухе реально запахло новой войной. США организуя совместные учения постоянно подогревали ситуацию, особенно в 2012—2015 годах, что естественно рассматривалось КНДР, как подготовка к войне. В тот период серьёзно обсуждалась версия, что развернувшаяся война между Северной и Южной Кореи будет названа причиной возможного схлопывания мировой финансовой системы, находящейся в кризисе и как мне кажется это был один из запасных вариантов развития мировой реконкисты.

В 2016 году наступило относительное затишье. В 2017 году на должность президента США вступил Дональд Трамп. Используя словестную атаку на Северную Корею, Трамп удачно накрыл новой информационной волной свою незаконную ракетную атаку на Сирию, а затем доведя ситуацию почти до крайности, сдал назад, при этом его репутация «крутого парня» только выросла. Как мы видим, на данный момент, тогда был использован классический американский приём – оказание давления, а затем выуживание уступок, в обмен на ослабление давления.

Однако, общее падение влияния США в мире, так же сыграло свою роль. В ноябре 2017 года, министр иностранных дел Южной Кореи Кан Ген Хва заявил, что, во-первых, никаких новых противоракетных установок США в Южной Корее ставить не планируется. Во-вторых, Южная Корея не будет участвовать в американской системе противоракетной обороны, а взаимодействие Сеула, Вашингтона и Токио не будет перерастать в военный союз — это три.

Затем США и Южная Корея отказались от проведения совместных военных учений во время зимних Олимпийских игр в Пхенчхане.

«Неужели кто-то думает, что диалог между Северной и Южной Кореей был бы возможен без моей твердой и сильной позиции и готовности использовать всю нашу мощь против Северной Кореи» – писал тогда Трамп.

И действительно, неужели кто-то думает, что США не могли бы сделать ещё пару воинственных заявлений или же провести манёвры своих АУГ и таким образом сорвать процесс переговоров?

Ещё раз отмечу, что Южная Корея начала обретать свою субъектность — 10 февраля Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин в ходе переговоров с премьер-министром Японии Синдзо Абэ отверг его предложение, в ближайшее время, возобновить военные учения с участием США, после проведения олимпийских игр. В добавок, в этом месяце, Республика Корея известила ВТО о решении по приостановке действия «по существу эквивалентных» льгот и других обязательств в отношении торговли с США. Это было сделано в ответ на защитные меры США против импорта солнечных батарей и стиральных машин.

Как стало известно совсем недавно, кандидат в госсекретари США Майк Помпео встречался с Ким Чен Ыном. Переговоры такого уровня стали первыми с 2000 года.

«У нас проходят очень конструктивные дискуссии. Ким Чен Ын действительно был очень открытым и, я думаю, очень порядочным, исходя из всего, что мы увидели», — сказал Трамп. Он также добавил, что встреча с Ким Чен Ыном состоится «очень скоро».

И вот наконец-то 27 апреля, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин впервые пожал руку лидеру соседней страны Ким Чен Ыну. КНДР и Южная Корея подписали декларацию о намерении подписать мирный договор и осуществить полную денуклеаризацию, а так же договорились активно проводить трехсторонние встречи с участием двух Корей и Соединенных Штатов, или четырехсторонние встречи с участием двух Корей, Соединенных Штатов и Китая с целью объявления окончания войны, превращения перемирия в мирный договор и установления постоянного и прочного мирного режима", — говорится в совместно подписанном документе.

А что это означает?

А это означает отсутствие необходимости в вооружённых силах США, для поддержания паритета Южной и Северной Кореи. Трамп говорил о цифре в 28 тысяч человек, которые нужны ему, на границе с Мексикой, а не на границе Северной и Южной Кореи. Министр обороны США Джим Мэттис 27 апреля, сказал прямо, что вопрос о будущем военном присутствии США на Корейском полуострове будет в руках дипломатов, которые, по его словам, будут заниматься этим и другими вопросами в случае заключения мирного соглашения с Северной Кореей.

Сворачивание проекции силы США в мире, объявленное в качестве предвыборного лозунга Трампа это не пустой звук, это уже реально оформившийся процесс.

«Индустриальные США», выстраиваемые Трампом, не могут себе позволить столько баз за рубежом, как «Банкстерские США», существовавшие до этого. Трамп самолично обрубил щупальца Транстихоокеанскому и Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству, которые должны были закрепить вассалитет Европы и стран Юго-Восточной Азии перед Банкстерами США. Справится ли Трамп со своей задачей это вопрос отдельный. Он уже потерял, в борьбе с со старыми аппаратчиками, главного идеолога своей администрации — Стивена Бэннона, который и разрабатывал заявленную Трампом стратегию. Но как мы знаем, новые люди, с альтернативным подходом, в администрации ещё остались. Хотя их меньшинство и со слов бывшего посла США в России Майкла Макфола, его знакомые в администрации президента США не понимают почему Трамп хочет снять санкции с России и им приходится его отговаривать от этого шага, а так же они не понимают почему Трамп хочет договариваться с Путиным. Думаю, его словам можно доверять, учитывая недавний инцидент с анонсированными, постпредом США в ООН Ники Хейли, новыми санкциями и их откатом, непосредственно самим Трампом. Вот с такими подчинёнными Трамп продолжает тянуть США в заявленную им сторону, я уже не говорю про то давление, которое на него оказывают Клинтоноиды. Однако Трамп очень амбициозен, и будет делать то, чего до него не делал ни один президент США, он проведёт переговоры с Ким Чен Ыном, а в случае хоть и не большого, но успеха, вероятность скорых переговоров с Путиным вырастет ещё больше, ведь это покажет, что Трамп может договориться с кем угодно.

Ещё один наглядный пример — администрация Дональда Трампа планирует заменить американский военный контингент в Сирии на военнослужащих из арабских стран. Трамп неоднократно говорил о необходимости вывода американских войск из Сирии, он даже заморозил деньги Госдепа на финансирование восстановительных работ, в районах Сирии, подконтрольных проамериканским формированиям и хотел, чтобы это профинансировали Саудовская Аравия, Катар и ОАЭ.

Естественно, для некоторых стран уход США может обернуться катастрофой. Как верно подметил Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель Аль-Джубейр, Доха должна заплатить цену за присутствие американских войск в Сирии. Так как вывод американских войск из Катара приведет к краху режима “в течение нескольких дней.”

Процесс потери роли гегемона США уже не обратим и без прямой воли США. Так, в рамках 2-х двусторонних консультаций по вопросам Южно-Китайского моря между Китаем и Филиппинами, прошедших 13 февраля, были достигнуты следующие основные договорённости: рыбакам двух стран был открыт доступ к оспариваемым морским зонам; Китай и любые стороны обязуются не строить объекты на никем не населенных территориях в соответствии с Декларацией поведения сторон в Южно-Китайском море; Китай снимает запрет на импорт филиппинских бананов и предоставляет более $24 млрд. на развитие проектов в рамках проекта «Один пояс – один путь». Напомню, что Филиппины — это основной форпост США в Южно-Китайском море для оказания давления на Китай и как видим, Китай заключает его в свои тесные объятья.

Сложившуюся ситуацию понимают и в Европе. Непосредственно, в ходе совместной пресс-конференции с президентом США Дональдом Трампом, Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что «Время послевоенного порядка, длившееся более 70 лет после второй мировой, прошло», время, когда за океаном был основной партнёр Европы – США кончилось, Европа должна сама брать на себя ответственность в формировании будущего.

На следующий же день, Канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон и премьер-министр Великобритании Тереза Мэй договорились защищать европейский рынок от торгово-политических мер США против ЕС, пишет ТАСС.

Конечно же США — это не СССР, который альтруистично сдал все свои позиции в мире, США будут добиваться максимальной выгоды от своего ухода и наверняка сохранят присутствие в ключевых для себя зонах. Однако, то, во что раньше было трудно поверить уже происходит, США сами начали свой исход.

https://aftershock.news