Китай уже давно привлекает пристальное внимание специалистов-китаеведов, экономистов, военных и простых граждан России. Стремительно растущий экономический гигант с более чем миллиардным населением пугает не только соседей, но и все экономически развитые страны мира. Интересы Китая сегодня везде – Африка, Европа, Американский континент. Коммунистическая партия КНР ставит перед китайским обществом амбициозные задачи на десятилетия вперёд и государство упорно к ним движется. Однако распространение коронавируса в КНР и жёсткие меры по его подавлению нанесли серьёзный удар по экономике и имиджу Китая. К чему это может привести в ближайшем времени?

Политика и экономика

Опуская за рамки этой небольшой газетной статьи исторический экскурс в прошлое Поднебесной и непростые отношения между нашими державами на протяжении последних веков, отмечу, что уже на наших глазах, за последние тридцать лет, экономически отсталый Китай, где армия носила «кунфуйки», а пожилые люди не получали пенсии, сделал стремительный рывок вперёд во всех сферах.
Это было сделать весьма не просто по разным причинам и одна из них – огромное население, которое нужно трудоустроить, накормить, обеспечить жильём и так далее. Китай успешно справляется со всеми вызовами истории и смело движется к амбициозным целям.

Помню, как в 1989 году я впервые посетил ряд городов приграничной к нам провинции Хэйлундзян и, в том числе, Суйфыньхэ. Это было небольшое село с маленьким железнодорожным вокзалом и общественным туалетом, в котором вообще не было никаких дверей. Сегодня Суйфыньхэ и другие города Китая просто не узнать.
Китай лидирует в мире по скоростным железнодорожным магистралям, внутреннему авиасообщению и автобанам, летает в Космос, производит новейшие вооружения и имеет собственное атомное оружие. Китай – безусловный лидер на планете по темпам экономического роста и повышения доходов на душу населения. Китайские профсоюзы миллионами направляют своих работников в путешествия по всему миру, а пенсии и спокойная старость стали нормой для всех граждан этой страны.
Китай стал одним из мировых лидеров автомобилестроения, в том числе и электромобилей. Если ранее считалось, что товары из КРН только плохого качества, то сегодня работа над повышением качества в этой стране в приоритете, что даёт свои плоды. Китай очень быстро внедряет новейшие технологии и является мировым лидером по производству высокотехнологичного оборудования, которое направляется в разные страны мира. Цифровизация экономики и общества КНР развивается столь стремительными темпами, что там не в теории, а на практике приступили к созданию интеллектуальных городов, а доставка продуктов в Пекине беспилотными такси – это норма дня.

Китаю, первому в мире, для общественной безопасности удалось внедрить технологии глобального слежения за своими гражданами через социальные сети и интернет.
Около 20% жителей КНР уже носят специальные чипы под кожей, компьютерные программы анализируют поведение граждан и распределяют их поведение по 100 балльной системе ценностей.
Пока весь мир только готовится к внедрению технологий сотовой связи на принципах 5G, а Китай уже активно разрабатывает и готовится к внедрению технологии высокоскоростной связи на основе 6G, что пока немыслимо не только для России, но и для передовых стран Запада.

Цели и стратегии

Принято считать, что основоположником стратегического развития Китая выступил Дэн Сяопин (1904 – 1997 гг.). Он никогда юридически не руководил Китаем, но был его фактическим лидером в период 70-90-х годов ХХ века.
Именно Дэн Сяопину принадлежит идея строительства «социализма с китайской спецификой» и фраза «Не важно какого цвета кошка, лишь бы она мышей ловила», применимо к слиянию социалистических и капиталистических способов производства.
Китайское руководство, следуя заповедям мудрого Дэна, создало стратегию эффективного развития страны, которой следуют до сих пор.
Примечательной особенностью Китая является официальное признание властью социалистического пути развития и доминирование коммунистической партии. Конечная цель партии — построение коммунистического общества.
Коммунистическая партия Китая (КПК) провозглашает, что руководствуется в своей деятельности «марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна», теорией Дэн Сяопина, «теорией трёх представительств» Цзян Цзэминя, «научной концепцией развития» Ху Цзиньтао и идеями Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой новой эпохи.
Политбюро КПК, которое возглавляет Си Цзиньпин, через решения съездов КПК, а затем через съезды Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) — высший орган государственной власти страны, принимают планы и стратегии на десятилетия вперёд.

В состав ВСНП входят депутаты, избранные от провинций, автономных районов, городов центрального подчинения и вооружённых сил.
Стратегии лидеров Китая, на фоне отсутствия Смыслов у российских лидеров, удивляют. Так, например, более десяти лет тому назад и КПК, и ВСНП утвердили задачи доминирования китайской экономики в мире (и неуклонно к этому двигаются), и рост благосостояния граждан КНР.
Что касается благосостояния китайцев, то власть поставила задачу, которую никто в мире официально не озвучивал: привести ВСЁ китайское общество к уровню доходов среднего класса (!) и построить высоконравственное общество.
И китайское государство методично движется к достижению этого результата, сметая на своём пути любые препятствия.

Однако в самой заявленной цели иметь общество средних доходов (то есть полное отсутствие бедных) и сделать их высоконравственными, уже кроется глубокое противоречие, которое смертельно угрожает китайскому обществу.

Скачок в доходах

Люди не одинаковы по своей природе. Мы все разные, имеем разный потенциал, способности и волевые качества. В древности все ведические общества были разделены на касты, варны, сословия, которые распределяли людей на некие группы по способностям. Например, людей низших сословий (уголовники, разного рода извращенцы, люди с ограниченным интеллектом и нравственностью) ни в коем случае нельзя переводить в высшие группы, которые управляют обществом, ибо это грозит государственной катастрофой (как сегодня в России и большинстве стран мира).
У разных групп людей различное отношение к деньгам. Если для высших групп это просто средство для повышения качества жизни, то для низших групп – это цель любой ценой. Для людей с низким уровнем интеллекта и нравственности (эти два качества неотъемлемы друг от друга при рассмотрении качеств человека), деньги – это вожделенный трамплин для прыжка во власть, к ещё большим деньгам. Для таких людей деньги не является средством для расширения кругозора, познания людей и мира вокруг себя, для развития своих духовных качеств, в том числе и нравственности, для них, деньги — это самоцель. В этом случае ни о какой нравственности речь уже не идёт, ибо на поверхность выносятся низменные инстинкты.

У отдельных людей стремление к большим деньгам порождает преступления. Чтобы скрыть свои доходы от взяток, многие китайские чиновники легализовывали деньги через своих детей. Их отпрыски обучались в лучших университетах США, и совсем не желают следовать заветам марксизма – ленинизма и Мао, открыто высказывают сомнения в правильности каких-то там коммунистических идей КПК о справедливом обществе. Их образец – американский образ жизни из Голливуда.
С ростом доходов, появлением большого количества богатых и сверх богатых людей, в Китае сама собой появилась «пятая колонна» из граждан, для которых деньги открыли горизонты вседозволенности. Дальнейший рост доходов населения, повышения уровня их благосостояния, на мой взгляд, повышает риски для КПК по гармоничному развитию общества, воспитанию нравственных ориентиров. Нравственно незрелый человек, у которого появляется много свободных денег, легко «слетает с катушек». В результате «сливки» китайского общества проявили человеческие пороки: чревоугодие, жадность, стяжательство, коррупцию и так далее.
Это и есть взрывоопасная смесь, которую в Китае очень сложно устранить насилием или тотальным прививанием нравственности.

Это питательная среда для китайского либерализма, ныне вступившего в смертельную схватку с идеями всеобщего благоденствия и равенства.
В КНР даже массовые расстрелы коррупционеров не дают ожидаемого результата: пока одного чиновника ведут на расстрел, а его преемник уже шарит в казне. А те, кто пока не может стать богатым, очень хочет государственной «халявы», то есть незаработанных своим трудом доходов.

Наглядный пример из глубины китайского народа. Миллиардер Чэнь Шен из собственных средств потратил 31,9 миллиона долларов на строительство 258 роскошных вилл в своей родной деревне (фото слева внизу).
В каждом трехэтажном доме — пять спален, две гостиные, гараж и небольшой сад. На каждые несколько домов обустроены спортплощадки и даже есть сцена для различных мероприятий.
Строительство новой деревни закончилось ещё в 2016 году, но дома пустуют до сих пор.
Согласно переписи 2013 года, небольшая деревня насчитывала 190 семей. Но в процессе строительства в деревню вернулись многие из тех, кто уже уехал в большие города. Тогда Чэнь Шен построил ещё 68 домов, чтобы всем хватило. Однако селяне потребовали построить ещё дома, так как у них прописались «внучки – жучки».
Многие стали требовать по нескольку вилл, так как они, например, более старожилы, чем другие. Миллиардер предложил местной власти и самим землякам самостоятельно решить вопрос справедливости раздачи новых домов, но селяне до сих пор так и не смогли этого сделать, фактически развязав внутридеревенскую «гражданскую войну» по принципу «все против всех».
Помимо домов, Чэнь Шэн планировал построить рядом с деревней свиноферму и разбить сады, обеспечив своих земляков рабочими местами. Годовой доход местных жителей составил бы 32 тысячи долларов — большие деньги для китайских фермеров. Но все эти планы обернулись полным крахом и виной всему жадность и алчное желание халявы.
(А в России возможен такой вариант?)

Кровавые схватки «под ковром»

Кроме опасности глубокого раскола китайского общества из-за быстрого роста уровня доходов и доступа к наслаждениям, в этой стране есть и другая беда. Это политические кланы Китая. Их много. Для иностранца, очарованного восточной экзотикой и типа древностью Поднебесной, власть в КНР кажется неким монолитом, единой в своей беспощадной борьбе за мировое господство. На самом деле это не так. Как и феодальный Китай, современный политический олимп этой многонациональной страны состоит из ярких лоскутков огромного «одеяла», под которым происходит ожесточённая борьба за власть.

Не вдаваясь в подробности многочисленных ПФГ (политико-финансовых групп) современного Китая, можно обратить внимание на две из них, противоборствующих по мировоззренческим принципам. С одной стороны ринга — сторонники либерализма, с другой — социализма с «китайской спецификой».

Большую группу либералов представляют так называемые «комсомольцы» — бывшие комсомольские работники, ныне находящиеся во власти во всех её органах. Они давно сменили теорию перманентной пролетарской революции и мирового торжества идей марксизма-ленинизма на либеральные ценности: богатства, власти и комфорта. Их лидеры даже выдвигали концепцию объединения США и Китая в одну супер державу, естественно на основе западных ценностей.
«Комсомольским» прозападным либералам жёстко оппонирует Си Цзиньпин, олицетворяющий военно-политическую элиту страны («партия принцев» — внутрипартийных лидеров). Си, придя к власти над государством, армией и партией, затеял масштабную партийную чистку, которая вскоре вылилась в ожесточённую борьбу с коррумпированными либералами во всех органах власти. Для России он более предпочтительный лидер. По сути, Си – советский человек, выросший на большой дружбе к России. Он неплохо говорит на русском языке и, как его отец – ближайший сторонник Мао Дзэдуна, обучавшийся в СССР военному делу, питает глубокие симпатии и к СССР, и к современной России.

Изменив Конституцию КНР, Си фактически стал пожизненным руководителем Поднебесной. В его руках партия, контролирующие органы и армия, но это вовсе не значит, что всё безоговорочно под его контролем. Политические кланы Китая были, есть и будут, и Си продолжает тонко маневрировать, стремясь в многоходовых операциях окончательно взять верх над «комсомольской» группой. И, возможно, ему в этом поможет коронавирус.

Коронавирус и «последний бой»

По мнению китаеведа Николая Вавилова, «комсомольцы» — либералы Китая, при активном участии США, пытаются максимально использовать эпидемию коронавируса против Си Цзиньпина и его группы. Так муниципальные и региональные руководители из числа бывших «комсомольцы», предприняли несоразмерно жёсткие меры по блокаде городов, прикрываясь вопросами безопасности. Благодаря им сегодня весь Китай получил удар по экономике, а жители крупнейших городов оказались заблокированными в своих квартирах. Более 300 миллионов трудовых мигрантов не вернулись на свои рабочие места. Происходит явный саботаж и «раскачка» недовольства населения, которое уже в ряде городов выплеснулось в столкновения с полицией. А либералам именно это и нужно, чтобы во всём обвинить центральную власть и лично Си.

Западная пресса дружно спустила всех «собак», обвиняя Си Цзиньпина во всех смертных грехах. Официальные лица Госдепа США и Пентагона делают заявления о том, что на планете существует только одна мировая угроза – это коммунистический Китай.
В свою очередь, группа Си предпринимает планомерные партийные и государственные меры по наведению порядка в стране, готовится нанести окончательный удар по либералам, тесно связанным с Западом. Аресты и ограничение свободы слова набирают обороты. С большой вероятностью будет отменён готовящийся к проведению в начале марта съезд Всекитайского собрания народных представителей (2980 делегатов), на котором группа Си готовила отставку председателя Госсовета КНР Ли Кэцян (группа «комсомола») и начать масштабную зачистку либеральных губернаторов.

Обострение внутриполитической ситуации, по мнению китаеведов, реально может выплеснуться в гражданскую войну, когда клубок противоречий, накопившихся в Китае за последние десятилетия, может взорваться и войти в «горячую фазу». Это, несомненно, чрезвычайно выгодно для США и его западных союзников. А для России создаёт головную боль...

Той ли дорогой пошли товарищи?

Восторг российских патриотов от быстрого экономического роста Китая по модели Дэн Сяопина может вскоре смениться глубоким разочарованием: рост может оказаться глубоким падением. Ряд экономистов и китаеведов уже называют порочность такого «китайского НЭПа» и рисуют катастрофичный сценарий падения Китая, которое повлечёт новый глобальный передел в Азии.

Например, китаевед Николай Вавилов пишет:
«Коллапс китайского НЭПа «системы рыночного социализма», внедрённой при Дэн Сяопине, открывает новый этап острой внутрипартийной дискуссии о дальнейшем экономическом курсе КНР: правый поворот себя исчерпал, новая левая пролетарская революция как повторение Культурной — отменит саму Компартию и КНР. Остаётся только плановое социалистическое развитие с опорой на собственные силы и научно-техническую революцию в сфере систем коммуникаций и автоматизированного производства.
Альтернативой этому центристскому курсу в Компартии Китая остаётся либо новая пролетарская революция, либо распад Китая и существование на принципах Китайской Республики при Чан Кай-ши, то есть весьма условной конфедерации военно-феодальных образований.
Провал 40-летних реформ для большинства налицо: страна лидирует по большинству заболеваний, в том числе и по раку, гепатиту в мире, в стране уничтожены почвы, воздух и вода, бесчеловечная политика «одна семья — один ребёнок» привела Китай на грань начала демографической катастрофы, сотни миллионов мигрантов разлучены с собственными семьями, разрыв между богатыми и бедными — самый большой в мире и сопоставим только с Африкой: все это два поколения китайцев заплатили за идею правого поворота Дэн Сяопина — и его результат плачевен.
Важно также, что «китайское чудо» являлось до сих пор одним из главных аргументов в правом повороте и в России в том числе».

«Царь от восхода солнца»

Приморский край является ближайшим соседом с КНР, все политические, и экономические пертурбации в Китае, так или иначе, всегда отражаются на нас. Удар коронавируса и, как следствие, падение китайской экономики, закрытие границ с КНР со стороны России являются чувствительными ударами по экономике Приморья. Это и туристическая отрасль, и экспорт-импорт, и так далее.
В социальных сетях Приморья появилась жёсткая критика российского Правительства за меры по ограничению свободы передвижения граждан КНР в Россию. Хотя можно предположить, что столь резкие ограничительные меры связаны не столько с возможным распространением коронавируса, а как средством избежать массового наплыва китайцев, бегущих от гражданской войны.

В Китае в социальных сетях бурно обсуждают запретительные меры России, но относятся с пониманием, осуждая провокаторов, которые пытаются раскачать народные массы на враждебные отношения к нашей стране и к своему лидеру.
Безусловно, позиции Президента Си Цзиньпина внутри КНР существенно снизились. По публичному договору 1,5 млрд жителей КНР доверили ему бессрочное управление страной, а он обещал им процветание, но коронавирус и обвал экономики показали, что мощь государства не столь беспредельна, как казалась. А Си – не Бог.
До эпидемии коронавируса в Китае ряд западных экспертов полагал, что отношения КНР – Россия строятся из того, что Китай стал «старшим братом» для России, существенно обгоняя её по темпам экономического роста. Однако ситуация изменилась и некоторые западные СМИ запускают иной взгляд на ситуацию российско-китайский отношений.

Помощь Путина Китаю, поддержка Си Цзиньпина позволит вернуть доминирование России в наших отношениях. А главный редактор журнала «Трамплет» Джеральд Флурри вообще считает, что Владимир Путин и есть тот человек, который возглавит азиатскую державу последнего времени, которую в библейском пророчестве называют «царями от восхода солнца».

Вероятно, не стоит понимать буквально то, что Владимир Путин может быть «царём Китая». Скорее всего, речь идёт о максимальном влиянии России на эту страну. Если Россия умно воспользуется ослаблением позиций КНР на международной арене, грамотно подставит плечо товарищу Си, то от этого наш стратегический союз только выиграет, а руководство Китая поймёт, что в период турбулентности глобальных процессов нужно держаться за северного соседа и вместе противостоять торгово-военным амбициям США и транснациональным корпорациям.

Владимир Хмелев