Печальный случай произошел в середине декабря 2017 года. На моё объявление: «Требуется сиделка» для моего сына — инвалида Максима, позвонила женщина с ХФЗ.

Жалобный голос вещал о том, что у неё умер муж, осталась одна в однокомнатной квартире и готова работать сиделкой. Я дал согласие и на следующий день в дом зашла пожилая женщина, не бедно одетая. Разговорились. Я достал записную книжку, куда заношу все паспортные данные и прописку. Назвалась Раисой Федоровной (фамилия и имя изменены) с улицы Суворова г. Партизанска, 65 лет. Со слов — прекрасная повариха, работала на многих предприятиях Партизанска и Находки.

И тут я обратил внимание на её руки — пальцы рук выглядели как после операции. Тогда Раиса объяснила, что хирурги удалили шестой палец после рождения. Меня интересовало всё о её здоровье. Тревожное чувство стало нарастать: где же я видел эту жалобную женщину? Проверил старые записи пятилетней давности в этом же блокноте. И тут совпадение — за 2012 год имя, отчество, номер дома и квартиры, а ниже сноска — профессиональная воровка и мошенница! Живёт не в однокомнатной, а в трехкомнатной квартире, инвалид третьей группы. Тогда она за два летних месяца своровала за несколько раз полторы тысячи рублей из кошелька жены. Брала сахар, уносила гречку, рис, макароны, приправу «Роллтон» своему сожителю Илье (имя изменено). Теперь же предъявила новый паспорт 2017 года и свидетельство о смерти мужа, которого у неё тогда не было. С треском я выдворил эту профессиональную «сиделку»-воровку и наказал больше никогда не появляться в домах инвалидов железнодорожного района г. Партизанска.

У кого воровать? У больных и умирающих инвалидов, о которых государство Российское забыло, как отработанный материал. Сегодня настоящие сиделки в Партизанске востребованы для 17 тысяч пенсионеров. А ведь есть одинокие, под 80 лет, слепые и глухие, живущие в частных домах, без родственников. Кто за ними присмотрит в помпезные, праздничные дни Нового года? Уверен, что пройдёт время и профессия сиделки станет узаконена государством, так как в этом есть огромная потребность.

Сегодня никто не обладает знаниями и практическими навыками сиделки: ни социальные работники, ни медсестры, ни пенсионеры-бабушки. Всех надо учить и учить основательно. Многие приходят к сыну Максиму со словами: «Мы ухаживаем за бабушками, имеем опыт сиделки». Их я проверяю очень просто — прошу поменять подгузник на Максиме и вижу, что некоторые впервые видят это медицинское изделие. А какой стороной подложить под лежачего? А как наложить прокладку, изобретенную Максимом?

О женщинах государство позаботилось — приклеил прокладку к нижнему белью, потянул вверх и закрыл. У мужчин — другое устройство, но также требующее сухости, чтобы не было пролежней в промежности от сырости. А потому, многих отправляю домой, чтобы изучили подгузник и научились им пользоваться во всех положениях больного.

Сиделка, ухаживая за инвалидом, входит в семью, как своя родственница — мать, сестра. Поэтому от неё требуется большая ответственность, трудолюбие, честность, уважение и сострадание к инвалиду. Она должна уметь приготовить пищу, накормить больного, поменять белье, сделать гигиену лица, головы, рук и ног, помыть пол у кровати больного. Сиделка должна быть здоровой и без вредных привычек. Курящих женщин желательно не брать на работу. Любящих пиво и горячительные напитки, отсекайте от работы по уходу за инвалидами. И самое зло для семьи — это воровство нижнего белья, одежды, постельного белья, элементов красивой посуды. При приёме на работу я всегда заостряю на этом внимание. Но всё же, воровство у инвалидов продолжается. И тогда, самым верным приёмом служит проверка содержимого сумок, как на входе в квартиру, так и на выходе. Профессиональные воровки всегда находят потайные места для контрабанды. Это и женские сумочки с двойным дном, это и пришитые карманы к нижнему белью (как спереди, так и сзади), это и специальные узкие сумки, в которых уносят комплекты хлопчатобумажного белья. Вот примеры из моего архива:

Сиделка Зинаида (имя изменено) с улицы Березовая — принята 14.11.2015 года. Отработала половину месяца, подменила тапочки у жены, новые забрала, а свои рванные оставила. Заняла 300 рублей без отдачи и скрылась.
Сиделка Ульяна (имя изменено) — принята 30 марта 2017 года, санитарка психоневрологического отделения. За шесть выходов на работу по уходу за Максимом подменила все бельевые комплекты. Оставила старые и известную простынь с отметкой НО (неврологическое отделение), как вещественное доказательство. Потенциальная «несушка».
Сиделка Альбина (имя изменено) — принята 18.04.2017 года, воспитывалась в интернате, уволена за злоупотребление курением.
Сиделка Ольга (имя изменено) — принята 11.06.2017 года, медсестра скорой помощи, любительница спиртных коктейлей, уволена за невыход на работу.
А потому в газете часто бывает моё объявление «требуется сиделка». Кто прошёл мою школу, тот и в Москве сможет работать сиделкой.

Сейчас у меня работают две сиделки с графиком 4 через 4 дня и на оплату в месяц уходит 30 тысяч рублей, что составляет мою и Максима пенсии. Почасовая работа с оплатой 100 рублей. Давно мною установлен этот тариф, а базой является средняя заработная плата санитарочек в хирургическом отделении больницы г. Партизанска.

Анатолий Коваленко,
г. Партизанск