Благодаря своей работе мне посчастливилось побывать во многих дальневосточных лесах, так как я работал на разных станциях Хабаровского края, Бама, Амурской и Читинской областей, Сахалина, Еврейской автономной области и, наконец, с 1975 года обосновался в Приморье. Дальневосточные леса разнообразны и даже величественны в своей нетронутости. Бывал и в таких лесах, где человек проходил редко.


Станция «Красноармейский» хорошо мне знакома с 1975 года по моей основной работе. Заканчивались строительные работы по переводу устройств СЦБ на двухпутный участок движения поездов. Она расположена на горном перевале Сихотэ-Алиня, к ней подступают широколиственные леса, богатые густыми зарослями подлеска, перепутанного лианами лимонника и дикого винограда. Осенью здесь много грибов. В один из воскресных дней, свободных от дежурства, я отправился за грибами. Путь от Бархатного перевала лежал в сторону железнодорожной станции Фридман. По просеке высоковольтной линии спустился в пойму «Китайского ключа» (ныне — Виноградный). На старых картах названия ключей, рек и гор именовались китайскими. И в этих словах, повторяющихся в названиях рек, их притоков и ключей, мне ничего не понятно. Название реки «Сица» носит река Постышевка. Такое же название имела река Тигровая. «Сицой» называлась одна из рек Тернейского района (смотрите Алексея Куренцова, стр. 322). Переименование с китайского на русский язык надо было проводить ещё в начале прошлого столетия.

По пути попадались подберезовики, которых я с наслаждением укладывал в ведро. На косогорах, в дубняках из-под листвы пробивалась поросль молодых рядовок. Этот гриб я впервые обнаружил столь обидно растущим, что не удержался и с помощью ножа «накосил» с целое ведро. Лисички и синюшки, попадавшиеся по пути, уже некуда было укладывать. Тайга жила своей жизнью. Рядом – самый большой дятел леса – Желна – активно долбил сухостойное дерево, извлекая из него короедов. Люблю эту птицу и отношу её к одному из видов санитара леса, уничтожающего насекомых на больных деревьях. Закинув за плечи рюкзак с грибами, прихватив ведро, спустился по косогору ключа вниз, где по основному руслу неспешно журчала вода. Рядом проходила тропа, идущая в сторону железнодорожной дороги. Сделал привал и на костре приготовил себе обед.

После непродолжительного отдыха стал собираться в путь. Тропа проходила по пойме среди одиночно стоявших вековых пихт и белоствольных берёз. При моём движении с вершины пихты слетели два лесных голубя. Совершенно неожиданно стала меняться погода. С севера, со стороны п. Бровничи, появились грозовые облака и начал накрапывать мелкий дождь. Надо было искать место для укрытия или большое валежное дерево, под которым переждать грозовой дождь. Впереди, в самой пойме ключа, виднелся долговечный тополь Максимовича, доживающий до 300-400 лет и достигающий высоты 30-32 м, диаметра на высоте груди 1,3 — 2 метра. Большая сквозная дыра зияла у самого корневища. Лучшего укрытия не найти. Постучав по дереву лесным посохом и, разгребая сухие листья, проверил, не прячется в дупле щитомордник. Убедившись, что змей нет, забрался внутрь, усевшись на лесную подстилку.
Дождь лил стеной. Гигантский тополь имел развесистую крону и не пропускал сверху воду.
Этот реликтовый тополь растёт по берегам долинных горных ключей нашей Уссурийской тайги. Распространён по Партизанской долине, куда с моря достают тёплые муссонные ветра. Открыл этот вид тополя ботаник К.И. Максимович, путешествуя по Амуру и Уссури в 1862 году.

Наступал вечер, надо было спешить на станцию Фридман, чтобы электропоездом добраться до Партизанска. Совершенно сухой я выбрался из убежища и по тропе вышел до слияния Виноградного ключа в реку Моленная, где рядом проходит дорога Бровничи-Фридман
Позже, на осенней охоте за белками, мне вновь повстречался такой же гигантский тополь-великан, росший на берегу реки Постышевка у самого переезда автомобильной дороги недалеко от «Фанзы».

Прошло много лет, но романтика изучения реликтовых деревьев, растущих по поймам рек Постышевка и Сица (Моленная), всегда тянула меня в лес.
О тисе я много слышал из рассказов местных охотников Партизанска. 1980 год выдался урожайным на кедровые шишки. Кедр корейский, росший по обочинам лесных дорог, щедро уродил. В начале октября на мотоцикле отправился до старого поселения «фанза», расположенного в 12-ти километрах от Партизанска. Старая узкоколейная железная дорога была в хорошем состоянии. Рельсы с неё демонтировали в 50-х годах прошлого столетия, и теперь земляное полотно, нетронутое колёсами тяжёлых лесовозов, представляло ровную поверхность.
Мотоцикл ехал со скоростью 70 км/ч. День выдался ветреный.
Оставив мотоцикл у знакомого пасечника, по лесной дороге я направился вверх по течению Постышевки. Пройдя с километр от посёлка, свернул в левый приток реки. Дно ключа усеяно галечником, по которому текла чистая и вкусная вода. Слева возвышалась гора Гафарова – так её называли местные жители. Постепенно продвигаясь по воде, я вошёл в глубокое узкое ущелье. По крутым склонам стали появляться кедры с гроздьями шишек на вершинах. Сильный ветродуй раскачивал верхушки деревьев, с которых на землю падали спелые шишки. По откосу они катились прямо в ключ.

За десять минут я набил полный рюкзак. Оставив его у старой липы, продолжил подниматься по горному ключу. Через один час взору открылся пологий распадок ущелья, с которого начинался ключ.
Кругом стояли высокие колонны векового кедрача, не тронутого пожарами и лесозаготовками. Моё внимание привлекло старое дерево-гигант. Оно было совершенно сухим, без коры, в глубоких царапинах от когтей медведя. На высоте 10-ти метров с западной стороны дерева виднелась большое круглое отверстие. Это оказался вход в берлогу, которую медведь прогрыз в тополе Максимовича. По нему белогрудый медведь спускался вниз дупла к корневищам и там залегал в спячку с первым снегом.

Я прошёл до самой вершины перевала, за которым расстилалась пойма реки Моленная. Но тиса нигде не было.
Обогнув чашу распадка по горной крутизне, хватаясь за деревья, начал спускаться в долину горного ключа. Почти у самой воды внизу увидел стройное дерево высотой около 15-ти метров. Это был тис остроконечный — редко встречающееся дерево, доживающее до 400 лет. Заглянув в дерево, обнаружил, что оно совершенно пустое. Вместо сучков на высоте человеческого роста в стволе зияли отверстия. Но дерево было живое, о чём напоминали короткие зеленоватые узкие листочки на ветках.
Обследовав местность вокруг тиса, не обнаружил молодого подроста из семян, упавших на землю. Видимо, дерево было настолько древнее, что перестало давать семена.

Сюда я приходил каждую осень полюбоваться старожилом леса, погладить плотную кору ладонями рук.
Вечнозелёный тис стоит и поныне. Неужели когда-то поднимется человеческая рука спилить это одинокое реликтовое дерево, которым можно любоваться часами?

На выходе из узкого ущелья, рядом с тропой обнаружил розоцветное растущее дерево – черемуха Маака, открытое ботаником Р.К. Маак в 1861 году. На его вершине висело «большое гнездо» из сломанных веток.
В конце каждой весны на ветвях дерева обильно созревают ягоды рыжеватого цвета. На вкус они горьковатые, но лазающие по деревьям медведи поедают их с удовольствием. При этом забирается на самую вершину, ломают ветки, объедая ягоды, и кладут их под себя. Ствол черемухи с розоватой корой от самого комля усеян многочисленными ответвлениями молодой поросли. Дерево, а иногда по два спутника от корневища, вырастает до 15-ти метров, доживает до 50-60 лет. Весьма распространено на юге Сихотэ-Алиня по поймам горных рек. На плоскогорье, и в гористой местности модно встретить до высоты 1000 метров.
Часто встречается плосколистная берёза высотой до 25-ти метров. Дерево, на котором вырастает берёзовый гриб – «чага». В народе чага применяется в виде настоев и пьётся как чай.
Густые заросли подлеска в ключе переплетены лианами винограда и лимонника. С выходом в пойму Постышевки журчание ручья замирало. Вода уходила в каменистые отложения.

Через год я вновь побывал здесь в начале октября. Пойма Постышевки окрасилась яркими цветами клёнов. Вдоль дороги, по долине реки вспыхивали ярко-красные клёны, меняющиеся на жёлтые, бардовые, светло-коричневые. В подлеске далеко просматривалась ольха, осина, молодой тополь, сбросивший с себя зелёно-желтоватые листья. День выдался тёплый. Всё вокруг благоухало, вечно-зелёные пихты подготовились к зимнему периоду. Слева от дороги слышались горные перекаты Постышевки. Вода там словно кипела пузырями, пробиваясь среди огромных облаженных валунов. Внезапно, вдоль берега обнаружил огромное дерево в длине более 20-ти метров. Это оказался валежник старого японского ильма. Грибов на нём не оказалось. Прямоствольный ильм был чист от короедов и дровосеков. В половодье этот великан, не выдержав напора воды, свалился в реку, водами которой очистило всю кору. В нашей тайге ильм доживает до 400 лет.
Чем выше я продвигался в верховья Постышевки, тем уже становилась пойма реки. Скалистые берега всё ближе подступали к воде.
У основания горы «Скалистая», высотой 1232 метра, река Постышевка, разделяется на два притока. Постепенно исчезали лиственные породы деревьев, с началом восхождения на гору стали встречаться белокорая пихта, ель, кедр.
Наступал вечер. Погасив на берегу костёр, под впечатлением картин природы, отдохнувший, зашагал по тропе на «Фанзу». Изучая растительный и животный мир Постышевки и Моленной, в период медосбора (июль—август), часто встречал дерево диморфант из семейства аралиевых (колопанакс семилопастный). Дерево в молодые годы усеяно большими шипами. В народе его за это прозвали «чертовым деревом». Стороной обходят и охотники и женьшеньщики в лесу. Семилопастные листья украшают верхушки деревьев высотой до 28-ми метров.
В конце июля на вершине раскрываются большие белые шары соцветий, на которые со всей округи слетаются пчёлы. Дерево очень мёдоносное и встречается по сопкам Партизанского городского округа.
На землях ПГО, на его территории, леса уже нельзя назвать дремучими. Южные склоны Сихотэ-Алиня подвеглись хозяйственному освоению. Здесь проложена и действует двухпутная железная дорога от станции Угольная до Находки. Проложен транссибирский нефтяной трубопровод большой мощности. А по горным перевалам Сихотэ-Алиня построена идействует магистральная высоковольтная линия под напряжением в пятьсот тысяч вольт.
Ушло в прошлое изобилие дичи, поразившее великого путешественника Н.М. Прежевальского в 1861 году. Однако, на протяжении десятков лет, в тайге сохраняются островки той природы, которую не тронула человеческая рука. Там можно встретить берёзу Шмидта высотой в 20 метров, в диаметре до 80-ти сантиметров, в возрасте 300 — 400 лет.
А также теплолюбивую чёрную пихту возраста 500- 600 лет высотой до 55-ти метров. Побывайте в таёжных походах осенью, когда нет мошки и гнуса, и вы увидите всю красоту лесной породы, а в ельниках надышитесь свежим воздухом хвойного леса.

Анатолий Коваленко,
фото из сети Интернет