20 вопросов о КОВИД-19 властям, врачам и СМИ.

1. Почему Всемирный Банк объявил о начале «пандемии» раньше ВОЗ?

2. Почему 31 марта 2025 г. названо в докладе Всемирного банка днем окончания «первой фазы» «пандемии»? Откуда Всемирный Банк может знать о точной дате окончания «пандемии»?

3. Верно ли, что в нашей стране лечение COVID-19 проводится в соответствии с протоколами ВОЗ? Почему весь набор мер диагностики и лечения от ПЦР до ИВЛ предложен Всемирной организацией здравоохранения, а не отечественными специалистами в области вирусологии, эпидемиологии и пульмонологии?

4. Верно ли, что на борьбу с «пандемией» были брошены врачи всех специальностей, не имеющие отношения к вирусологии и пульмонологии? Это как если бы учительница музыки вызвалась замещать учительницу физики, пока та в декрете.

5. Если, игнорируя постулаты Коха, живой вирус SARS-COV-2 (а не компьютерная картинка) в чистой культуре не выделен ни одной лабораторией мира, то каким образом этот вирус может быть диагностирован?

6. Если ПЦР-тест (полимеразная цепная реакция), по заверениям создателя теста, не предназначен для того, чтобы диагностировать SARS-CoV-2 или, по признанию ВОЗ, дает ложноположительный, а лучше сказать, произвольный результат, то зачем тест используется для диагностики COVID-19?

7. Если число больных означает число протестированных с положительным результатом, а тесты при этом, по признанию ВОЗ и создателя теста, дают результаты произвольные, как можно судить о росте или спаде заболеваемости?

8. Если тесты не предназначены для точной диагностики, а вирус не выделен ни в одной лаборатории мира, то чем же болеют люди по всему миру и от чего их лечат врачи? Ирландский общественный деятель Самюэль Эккерт заявил, что выплатит миллион евро за доказательства выделения чистой культуры вируса и 230 тысяч евро за научно обоснованное описание процесса выделения вируса с соблюдением необходимых в доказательной микробиологии постулатов Коха, но за наградой так никто и не явился.

9. Если так называемый COVID-19 не был выделен, при этом не существует точной диагностики, а само заболевание не имеет своих особенных симптомов, исходя из чего, можно предполагать наличие принципиально нового заболевания?

10. Можно ли предположить, что при замещении специально оборудованных инфекционных больниц наскоро переоборудованными лечебницами смертельные случаи, как среди пациентов, так и среди врачей, связаны с неподобающими условиями и неправильно подобранным лечением?

11. Можно ли предположить, что за 2020 г. рост смертности вызван, в первую очередь, невозможностью вовремя получить врачебную помощь больным не COVID-19?

12. Если ВОЗ в рекомендациях указывает буквально следующее: «В настоящее время не имеется убедительных научных сведений или данных, непосредственно указывающих на необходимость повсеместного и широкого использования масок здоровыми людьми, кроме того, необходимо принимать во внимание существующие риски и пользу», то почему Роспотребнадзор и чиновники РФ настаивают на обязательном ношении масок и даже вводят штрафы для тех, кто отказывается носить маски?

13. Почему на официальном сайте Росстата в сведениях о числе зарегистрированных умерших с установленным диагнозом коронавирусной инфекции указаны, среди прочего, умершие, у которых COVID-19 не идентифицирован, а также и те, для кого COVID-19 не стал основной причиной смерти и не оказал существенного влияния на развитие смертельных осложнений заболевания? Как это может быть: человек умер от коронавирусной инфекции, которой у него не было?

14. Верно ли, что российские больницы получают выплаты за каждого больного COVID-19, то есть продолжение «пандемии» выгодно медицинским учреждениям?

15. Если, в соответствии с опубликованными данными ВОЗ, смертность от COVID-19 в 2020 г. занимает семнадцатое место, пропустив вперед туберкулез, обычную пневмонию, норовирус, грипп и ряд других заболеваний, почему так настойчиво власти разных стран требуют поголовной вакцинации от COVID-19, а не от туберкулеза, например?

16. Как может быть создана вакцина от вируса, которого никто не видел?

17. Какой смысл настаивать на всеобщей вакцинации и объявлять не желающих вакцинироваться врагами человечества, если привитые уже не заразятся от больных? А если риск заражения сохраняется, то, опять же, какой смысл прививаться?

18. Верно ли, что вакцины, в том числе и отечественного производства, влияют на седьмую хромосому и могут вызвать бесплодие? И как относиться к инструкции по применению вакцины «Гам-КОВИД-Вак», извещающей, что «защитный титр антител в настоящее время неизвестен. Продолжительность защиты неизвестна. Клинические изучения по эпидемиологической эффективности продолжаются в настоящее время»?

19. Учитывая всё вышеизложенное, можно ли допустить, что ничего особенного и необычного в мире не происходит, что люди болеют, как и раньше, респираторными заболеваниями разной тяжести, вызванными самыми разными вирусами? Вся разница в том, что никогда прежде не уделялось столько внимания болезням и заболевшим, на больных не оказывалось психологическое давление, в больницах, оборудованных ненадлежащим образом, не происходило массовое перекрестное заражение, а СМИ не кричали о смертях, не занимались дезинформацией и не показывали не имеющие отношения к делу картинки.

20. Последний вопрос: какова, с учетом вышеизложенного, ценность клятвы Гиппократа в современном мире и сохранилось ли среди врачей такое понятие, как профессиональное достоинство?

Игорь Шнуренко,
писатель, исследователь искусственного интеллекта,
«Совершенно секретно»