В этом году наша страна отмечает 75 лет Великой Победы. Редакция начинает публикации о героях той войны с личных воспоминаний нашего земляка Александра Яковлевича Пашкова «Весна 45 года, как ждал тебя синий Дунай». Слова популярной песни, отражающие только небольшой фрагмент ожидания окончания второй Мировой Войны. Автора этой статьи уже нет с нами, но его светлый, добрый, скромный образ помнят многие горожане…

«Утром 2 мая 1945 года, после взятия нашими войсками Рейхстага, командование немецких войск, оборонявших Берлин, подписало капитуляцию Берлина. Наступила тишина, затихли пулеметно-автоматные выстрелы, а так же затихли разрывы мин и снарядов, на домах немцы вывесили белые простыни – знаки капитуляции. В непривычной тишине были слышны только разговоры наших солдат, отдыхавших возле танков и орудий. Вновь подошедшие танки открыли люки и включили рации. Рации передавали текст капитуляции немецких войск в Берлине.

Приблизительно через час рации передали обращение: «Русские братья! Помогите! Прага истекает кровью!». Это заявление было передано несколько раз. К вечеру наш мотострелковый батальон был построен, и нам объявили о том, что создается специальный механизированный корпус под командованием полковника С. Пушкарева.
Этот корпус отправляется на помощь восставшим чехам в Прагу. В Праге, в день восстания чехов, находились остатки недобитых военных частей, а так же остатки войск генерала-предателя Власова.

После освобождения нашими войсками Праги, генерал Власов вместе со своими штабными сослуживцами были взяты в плен и отправлены в Москву. В первую годовщину победы, девятого мая 1946 года, в газете «Правда» было опубликовано, что по приказу Верховного главнокомандующего И.В. Сталина генерал-предатель Власов и его штабные соратники были повешены на воротах Кремля. Такова участь предателей Родины.
Поскольку капитуляции Германии ещё не было, нам приходилось вести скоротечные бои на пути к Праге, но это нас не останавливало. Девятого мая наша часть, проехав неделю, находящуюся около двух километров от Праги, остановилась: необходимо было провести разведку.

Было раннее утро девятого мая 1945 года. Солнце только начинало всходить. В колонне наших войск стояла непривычная тишина. Танкисты, как всегда, включили рации. Через некоторое время предутреннею тишину взорвали автоматные выстрелы, пронесшиеся над колонной. Поначалу в походной обстановке для нас это не было новинкой, но не понятно было в кого стрелять. И вдруг мы услышали слова: «Победа».
Вы знаете, мы хоронили павших в боях своих друзей, и я редко у кого видел слёзы, а сейчас, когда было передано долгожданное «Победа», я увидел слёзы на глазах у боевых товарищей, прошедших не одну войну. Через час подали команду: «По машинам». И колонна двинулась на Прагу.

Но наша машина с орудием на прицепе остановилась, кончилось горючее. Водитель, взяв канистру, переданную ребятами, заправил бензобак и попытался завести двигатель, двигатель не заводился. Оказалось, что вместо бензина ему по ошибке передали канистру с водой. Колонна проезжала мимо нас. Со стороны Праги были слышны автоматные выстрелы. На дороге осталась одна автомашина с орудием (в этой автомашине находился командир батареи – командиром был я). В это время со стороны Праги, навстречу нам, но по другой параллельно нашей дороге шла автоколонна немцев: два бронетранспортера, две легковые машины и около пятнадцати грузовых автомашин, покрытых тентом. Эта автоколонна двигалась по дороге, уходящей в сторону, где находились американские войска. Немцы почему-то любили сдаваться американцам. Автомашины, крытые тентами, оказались груженными немецкими солдатами.

Между трассами было где-то метров 500. Времени на раздумье вообще не было. У первого орудия, где находился командир батареи, заклинило затвор, стрелять он уже не мог. Я скомандовал: «Оружие к бою». И тоже оказался в неприятном положении. Для того, чтобы произвести выстрел, необходимо было оказать упор для станины, в противном случае, при отдаче орудие могло перевернуться, на асфальте не окапаться, да к тому же было уже поздно маневрировать. Крупнокалиберные пули защёлкали рядом по асфальту. Оставив орудие на асфальте, я, взявшись за прицел, произвел выстрел. Не знаю, что произошло, то ли спешка, то ли я завысил прицел, или сдвинулось незакрепленное орудие – снаряд прошёл над верней кромкой бронетранспортера. Короче говоря, бронетранспортер я не успел подбить. Зато на автомашинах я отыгрался: подбив первую, затем заднюю, методично стал расстреливать остальные.

Из автомашин, покрытых тентом, посыпались немцы. Но бежать им было некуда. Поэтому они, россыпью отбежали от автомашин, залегли на поле. Потом, выбросив белый флаг, пошли в нашу сторону. Это мне не понравилось, так отбросив огнестрельное оружие, они могли остаться с гранатами и закидать наших 15 человек. Случись с нами такое, мы бы так и сделали.
В это время слышу крик: «Немцы с тыла». Я посмотрел в бинокль – со стороны деревни, которую мы проехали, двигались чехи без оружия. Чехов было около десяти человек. Старший группы чехов, подойдя ко мне, на немецком и чешком языках (вообще-то мы понимали друг друга) попросил оружие. Единственное оружие, которое мы могли дать, были ломы и кирки. Схватив это вооружение, чех вместе с нами начал сводить пленённых немцев на шоссе в одну колонну и повели их в Прагу, вооружившись их оружием. Когда мы подъехали к Праге, стрельба в городе затихла – немцы капитулировали.

В середине дня нам разрешили въехать в город. Необходимо было отремонтировать погнутую тягу. Нашлись мастера, которые за 2-3 часа провели ремонт. На одной из улиц у меня произошла встреча, которая вспоминается и сейчас. Ко мне подошёл мужчина преклонного возраста с возгласом «Я всегда говорил – русские победят, русские никогда не будут жить под немецко-фашистским колпаком. Я знаю, вы удивлены – я бывший русский офицер Белой армии, дворянин и сейчас я вас обнимаю как воина — освободителя, истинно русского человека». Я был растроган – не каждого так встречают. Мы действительно были воинами – освободителями.
Таков был мой День Победы! И он действительно для меня был «порохом пропахший» — от последнего выстрела по колонне немцев, я получил травму правой стороны лица. И каждый раз, глядя на себя в зеркало, на шрамы на лице, я вспоминаю «порохом пропахший» День Победы 45 года.
За бой по освобождению Праги я награжден орденом «Красной звезды».

Александр Пашков,
ветеран Великой Отечественной войны

Среди многочисленных наград Александра Яковлевича: медаль «За отвагу», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией», «Медаль Жукова», «Орден отечественной войны», две медали за освобождение Украины (вручены в 2007 году). В 2009 году была вручена медаль «130 лет со дня рождения Сталина» и много других юбилейных медалей.

Из личного архива вдовы,
Лилии Ивановны
Серебряковой