Многим жителям России очевидно, что возрастающая военная и экономическая мощь Китая не долго будет ограничиваться границами этого государства. Собственно, Китай уже несколько десятилетий активно работает в странах третьего мира, например, в Африке, привязывая к себе государства чёрного континента, постепенно вытесняя из них США, Англию, Францию. Экспансия Китай во вне — это уже реальность. Для обычных россиян внутренняя жизнь Китая – это не совсем понятный мир. Предлагаем посмотреть на традиции и уклад китайцев с точки зрения предпринимателя из Казахстана Алии Айташевой.

– Почему вы уехали из Казахстана?
– У меня тут был неплохой бизнес, который я построила сама. Однако, когда начались проблемы с налоговыми и другими контролирующими органами, поняла, что, будучи женщиной, я не смогу решить их самостоятельно.

— Какие это были проблемы?
— Всевозможные препоны, связанные с получением лицензий, с неравным отношением, с необходимостью прибегать к помощи административного ресурса или к взяткам, чтобы решить любой вопрос. Это кредитные ресурсы, которые недоступны для рядового бизнесмена. Меня это совсем не устраивало, потому я закрыла своё предприятие и решила уехать из Казахстана.

– Почему вы выбрали именно Китай и как встретила вас эта страна?
– Я бывала в Китае и раньше, до отъезда, но только в Урумчи, тогда эта страна казалась мне огромной, грязной барахолкой, но однажды моя подруга, которая живёт в городе Шэньчжэне много лет, показала мне видео своего города, и я буквально влюбилась в него. Стала искать возможность уехать туда, начала учить китайский язык. Нашла людей, выходцев из Казахстана, которые пригласили меня на работу, и отправилась к своей мечте. Помню, когда наконец прилетела в этот город, уже в аэропорту у меня появилось ощущение, что я вернулась домой.
Первым делом поступила в университет и начала углубленно учить китайский язык. Однако с работой возникли серьезные трудности. Студенческая виза не даёт права на работу, об этом, к сожалению, не знали мои потенциальные работодатели. Словом, уже по приезду я столкнулась с трудностями, и потому первые полгода жизни в этой стране были очень сложными для меня.
Китай – это страна, в которой каждый стремящийся к успеху человек способен построить успешную жизнь, и я не стала исключением.
Да, было трудно, но я, окончив языковые курсы, нашла очень хорошую работу в компании, которая принадлежала выходцу из России, и смогла улучшить своё материальное положение. Уже через полгода после приезда в Шэньчжэнь жила в двухуровневой квартире с видом на море.
Окончив курсы китайского языка, поступила на курсы врача-косметолога, затем стала работать по специальности.
Я жадно впитывала в себя культуру этой страны, всё было безумно интересно. Многие из тех, кто прожил в этой стране по 10–15 лет, удивлялись тому, как быстро я адаптировалась

– Расскажите о системе образования Китая...
– Они взяли за основу советскую систему и довели её до совершенства. Сегодня китайские университеты входят в ТОП первых в мире, а их дипломы имеют высокие котировки. Если говорить о соотношении цена-качество, я считаю, что оно лучшее. Отношение к студентам там идеальное, но и те очень дисциплинированные.
Мы всегда подшучивали над китайскими студентами, которые сразу после обеда идут в библиотеку. Они очень много времени уделяют самообразованию, к сожалению, наши этим похвастаться не могут. Я, например, окончила два казахстанских вуза и, имея членские билеты в библиотеку, ни разу не посетила её. Обычно мы начинаем заниматься перед экзаменами. Когда уже приперло.

Образование важно для местных. К тому же они очень прилежны. Считаю, что причина такого отношения не только к учёбе, а вообще ко всему заключается в многовековых традициях дисциплины, чинопочитания, законопослушания.
К примеру, одним из важнейших критериев оценки учёбы является посещение занятий, и если студент-отличник имеет посещаемость ниже 50 процентов, его отчисляют из университета. Никаких поблажек они не имеют.
Высокие требования к преподавательскому составу – тоже одна из фишек. Они проходят аттестацию раз в полгода, в престижных вузах на каждое место буквально выстраивается очередь кандидатов. В Китае обучается много иностранных студентов. В моей группе, например, учились люди из Африки, Японии, Мексики, России, Иордании, Пакистана, Турции, Венгрии, Южной Кореи, Ганы. Когда смотрю на свои фотографии, улыбаюсь – просто дружба народов какая-то!
В год правительством КНР выделяется 60 тысяч грантов для иностранных студентов, плюс к этому каждый университет даёт свои гранты. Считаю, что это очень продуманная политика экспансии китайской культуры и в целом Китая за рубеж. Те, кто оканчивает их университеты, однозначно становятся своеобразными проводниками этой страны.

Кроме того, в будущем они будут работать на экономику Поднебесной, поскольку, уезжая в своё государство, выпускники всегда имеют возможность трудоустроиться в компании, связанной с КНР. То есть это своеобразные инвестиции в своё будущее.
Китайцы вообще готовы платить большие деньги высокопрофессиональным специалистам. Хорошие мозги там дорого стоят. Например, мой знакомый – талантливый инженер, переехавший туда из одной из постсоветских стран, получил взамен своим 500 долларам зарплату порядка 20 тысяч долларов, роскошную квартиру, полный соцпакет, личный автомобиль и переводчика.
Но условия контрактов, кстати, очень жёсткие, а отношение к иностранным специалистам прагматичное. Это ресурс, который нужно использовать. Потому не нужно питать иллюзий насчет китайского радушия.

– Расскажите о своей жизни в Китае. Чем она отличается от жизни в Казахстане? Что вас удивило, а что огорчило? Вы изменились?
– Жизнь там и тут никак нельзя сравнивать. Я многому научилась и сделала много открытий в первую очередь в себе. Бывало стыдно за ход своих мыслей, за ту печать, которую несет моё сознание. Например, ситуация, когда на узкой улочке два водителя выясняли какой-то вопрос и из-за них выстроилась огромная пробка. Местные водители спокойно ждали, а я нервничала.
Это и есть разница менталитетов. Я задумалась: отчего китайцы такие спокойные? Наверное, это связано с тем, что у них есть внутренняя уверенность в собственном благополучии, которая зиждется на том, что государство защищает их.
Однако эта защита подразумевает и серьезную ответственность со стороны гражданина, и государство жесточайшим образом наказывает китайцев за любую провинность. Общество очень дрессированное, и, надо сказать, условные рефлексы вырабатываются очень быстро. Когда я в первый год после отъезда приехала в Казахстан, поймала себя на том, что даже на пустом перекрестке жду, когда светофор загорится зелёным, чтобы перейти дорогу.

В Китае водителя, совершившего наезд на человека, переходившего дорогу в неположенном месте или на красный свет, к ответственности никто не привлечёт, и они запросто сбивают людей. Более того, сбитого человека спокойно переезжает следующий автомобиль, и это никого не шокирует. Это очень странные люди. Они очень жестокие и эмоциональные одновременно.
Например, в кинотеатре на просмот­ре какой-нибудь мелодрамы зритель-мужчина может плакать навзрыд от переизбытка чувств, также вполне нормальными считаются слезы мужчины, получившего известие о рождении племянника. На их версии программы “Жди меня” слезы льются буквально рекой! Но в этом же Китае живую корову рубят частями, электропилой.

Увидев такое, я отказалась от употребления мяса! Спросила продавца: почему вы не убьете животное, прежде чем резать его на части? На что он ответил мне: “А тебе какая разница, с какой стороны я буду резать яблоко?”. Также на местных рынках продают мясо крокодилов.
Для китайца всё, что не человек, – неодушевленный предмет.
Очень распространено то, что мы называем стукачеством. Вполне нормальным считается заявить о своих подозрениях, например, о том, что в каком-нибудь заведении кто-то нелегально работает.
Если, к примеру, косметолог оставил на лице клиентки даже небольшой синяк, она может заявить об этом в полицию, и по этому факту проводятся долгие разбирательства. В то же время китайцы очень трепетно относятся к детям, причем ко всем.

Из-за колоссальной плотности населения такого понятия, как личное пространство, там не существует, первое время я была шокирована тем, что моего ребёнка постоянно хватают, тискают, целуют и фотографируют. Дети в Китае очень избалованные и капризные, и это неудивительно, потому что на одного ребенка приходится двое родителей, бабушки и дедушки.
Кроме того, в китайском обществе царит матриархат! Мужчины разделяют все хлопоты по хозяйству со своими женами и занимаются воспитанием детей. Со слов моих подруг, связавших жизнь с китайскими мужчинами, они идеальные мужья, потому я совсем не удивляюсь тому, что казахстанки выходят замуж за них.
Если проводить параллель с нашими мужчинами, которые в большинстве своём, приходя домой, заваливаются на диван смотреть телевизор, китайские мужчины выглядят гораздо привлекательнее.

В КНР нет ярко выраженного высокомерного отношения богатых людей к бедным. Разве можно представить нечто подобное в нашей стране? Удивительно, но китайцы построили коммунизм с капиталистическим лицом. У них повсюду красные флаги, серп и молот, нельзя критиковать Мао Цзэдуна, все выполняют поручения партии, но у богатых нет какого-то капиталистического отношения к людям.
Даже бомжи отличаются от казахстанских: в нашем понимании – это опустившиеся, пьющие люди, от которых неприятно пахнет, китайский бомж – это другое.
Рядом с рестораном, которым я управляла в последнее время, жил такой. Имел инвалидность и три мотоцикла разных размеров. Но никогда не брал у людей денег просто так, он их зарабатывал, выполняя мелкие поручения. Когда я попыталась дать ему денег просто так, обиделся.

В Китае я научилась одной главной вещи: если хочешь найти работу – найдешь, если у человека есть стержень, он не пропадет нигде.
Кстати говоря, люди в КНР начинают копить деньги лет с 15. В Казахстане даже у 40-летних редко бывают накопления, а там каждая уборщица имеет счет в банке и откладывает на него деньги. В этой стране буквально все процессы зарегулированы. Над рабочим местом обязательно висит инструкция, и человек её соблюдает! Даже размеры собак, которых можно держать в квартире, прописаны.
Правительство Китая поддерживает предпринимателей. Реально и весомо. Когда я, открывая свой бизнес, ознакомилась со списком “плюшек”, была шокирована! Это и льготное кредитование, и особые налоговые и прочие режимы, и т. д.
Китайцы провозглашают культ семьи и с детства прививают человеку семейные ценности. Однако к чужим людям они жестоки.
Главная религия китайцев – это деньги, и, если есть возможность обмануть кого-то, завысив, например, цену на какой-то товар, они это сделают.
Однако там очень мало возможностей безнаказанно совершить преступление. Неотвратимость наказания – один из самых главных государственных инструментов. Скажем, не так давно за взятку был расстрелян мэр города Гуанчжоу. Также за взятку расстреляли архитектора, спроектировавшего олимпийский комплекс, который прославился своей красотой в 2008 году.
Не важны твои заслуги и личные связи. Виновен – расстреляли.

– А почему вы вернулись в Казахстан и каковы были ваши впечатления по возвращении?
– Первое, что я увидела, вернувшись, – это кислое лицо пограничника. Я видела, как маршируют китайские пограничники. У них во рту зажат карандаш – для того, чтобы на лице застыла улыбка.
А наши выглядят так, будто прошли через застенки НКВД. Они откровенно грубят и даже не считают это чем-то из ряда вон выходящим. Вероятно, так происходит потому, что таможенник или пограничник – это своеобразное доходное место, на эти должности людей принимают за взятки, а улыбаться прибывающим в страну гражданам они считают ниже своего достоинства.

Вы не представляете, как это трудно – адаптироваться после жизни в технократичном Китае. Всё, к чему я привыкла, все, создающие комфорт для обычных рядовых граждан там мелочи, к сожалению, недоступны для казахстанцев.
В Шэньчжэне, например, каждая улица снабжена специальными дорожками для слабовидящих, а прогулка по городу с детской коляской не сопровождается теми трудностями, с которыми ты сталкиваешься на улицах Алма-аты.
Первое время после возвращения я испытывала чувство, граничащее с ненавистью.
Китай научил меня многому, сейчас я искренне не понимаю соотечественников, которые постоянно жалуются. Да, государство и общество несут солидарную ответственность за качество жизни граждан, однако начинать надо всегда с себя.
Мы очень ленивые – считаю, что никакое правительство не сделает нас лучше до тех пор, пока мы не возьмемся за ум. Мы не умеем работать, не умеем отдыхать, не умеем жить.

Можно сколько угодно винить правительство, но если ты сам в пять часов вечера уже собрал свою сумку и раскладываешь пасьянс “Косынка”, убивая время до конца рабочего дня, никто тебе не поможет.
Кто в нашей стране стремится работать? Кто из нас, приходя домой, думает о том, как улучшить свою организацию, компанию, бизнес? 90 процентов офисного планктона – не работники, а люди, которые попросту просиживают штаны и получают за это заработную плату. В Китае люди живут очень просто. Студенческие общежития оборудованы четырехъярусными кроватями, на целый этаж всего один туалет, а на всё общежитие – лишь одна душевая. И никто не жалуется!
Нам надо учиться у китайцев трудолюбию и умению довольствоваться простыми вещами, не делать из материальных ценностей культа.
Даже в доме у зажиточного человека не встретишь набитых хрусталем сервантов и ломящихся от вещей шифоньеров, а у нас люди покупают последние марки айфонов в кредит. У нас безумное отношение к вещам и недвижимости. К чему понты, на которые не заработал?

Я очень бедно жила в Китае первое время, иногда не хватало денег, даже чтобы поесть, но я научилась там обходиться парой футболок и шорт!
Нам необходимо навести порядок и в своих домах, и в своих головах. Каждый из нас должен сесть и подумать: что я хочу и могу изменить в своей жизни? Что я готов сделать для этого?
Нам необходимо менять отношение к воспитанию детей, перестать баловать мальчиков. Мужчина должен вырасти мужчиной! Сейчас у нас колоссальное количество мужчин, которые не хотят работать, говорят, что нет возможности. На самом деле они просто хотят быть начальниками, не желают начинать с малого и сидят на шее у родителей!
Тема Китая сейчас как никогда актуальна, и многие спрашивают меня: нужно ли бояться китайцев? Нужно. И не просто бояться, а очень бояться. Нам нужно становиться сильными, работать, строить крепкую экономику, менять образ жизни.
В первую очередь надо перестать лениться и начать учиться!

Ботакоз Копбаева,
https://www.caravan.kz