Давно прошли те славные времена, когда совсем юные комсомольцы дружно и весело ехали со всех краёв и республик СССР на Дальний Восток, чтобы осваивать новые территории, возводить «стройки века» и новые заводы. Лишь только часть из этих «новосёлов» стремилась на «край света» за «длинным рублём», а остальных манили дальневосточная романтика, запах тайги и песни у костра. Всё это было, но пришли иные времена…


Стройки века

В Советском Союзе было немало больших строительных проектов государственной важности. Самые сложные из них носили почётный статус Всесоюзных комсомольских ударных строек. Были и республиканские, и областные, и, даже районные ударные стройки, где основной частью рабочей силы была молодёжь. Начало таких строек громко объявлялось на очередном съезде партии или комсомола, эта информация широко освещалась в советских СМИ.
Так, в мае 1956 года руководство КПСС и правительство обратились к комсомольским организациям, всей советской молодёжи с призывом направить своих лучших представителей на Север и в восточные районы страны — на строительство электростанций, металлургических, химических, нефтеперерабатывающих и машиностроительных заводов, рудников, угольных шахт, железных дорог, предприятий по производству цемента и железобетона. И молодёжь со всех краёв и весей СССР устремлялась в местные райкомы и горкомы ВЛКСМ за комсомольскими путёвками. И ещё не всех пускали, могли и отказать, если молодой человек вёл аморальный образ жизни.
На Дальнем Востоке было несколько ударных строек различного масштаба. Крупнейшей стройкой было строительство Байкало-Амурской магистрали (БАМ). В апреле 1974 года БАМ был объявлен Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Тысячи молодых строителей получили комсомольские путевки на строительство этой магистрали. Ребят и девушек не пугали ни бытовые неудобства, ни тяжелый климат с трескучими морозами и огромными тучами комаров.
Кроме таких масштабных строек народного хозяйства были стройки и поменьше, но тоже очень важные, например, в 1968 году Приморская ГРЭС в г. Лучегорске Приморского края была объявлена Всесоюзной ударной комсомольско-молодёжной стройкой. Аналогичные стройки были и Хабаровском крае, и в Амурской области, и в других регионах Дальнего Востока. Важным фактором для привлечения специалистов и молодёжи на Дальний Восток стало строительство военных объектов и заводов, открытие ВУЗов для собственной подготовки кадров.

Как удержать?

Советское правительство планомерно осваивало обширные территории Восточной Сибири и Дальнего Востока. Руководители страны понимало, что мало пригласить молодёжь на стройку в «тьму-таракань», там нужно создать всю необходимую инфраструктуру для долговременной жизни, найти дополнительные стимулы, позволяющие удержать приехавших людей на долгие годы. А что нужно человеку для жизни даже на краю света (по московским меркам)? Работа с достойной заработной платой и жильё. И государство стремилось всё это дать новым переселенцам.
Для всех дальневосточников действовал так называемый «дальневосточный коэффициент», позволяющий увеличить заработную плату. Для проживающих в условиях Крайнего Севера коэффициент был ещё выше, и это позволяло привлекать молодёжь на Камчатку, в Магаданскую область и на Чукотку не только романтикой, но и высокой зарплатой, где люди могли достаточно быстро заработать приличные деньги и уехать на «материк».

Работая в экстремальных климатических условиях востока страны, большинство работающих активно пользовалось широкой системой профсоюзных здравниц по всей территории СССР. Так, трудящийся с Магадана или шахтёр из Сучана могли отдохнуть и в здравницах на Чёрном море, и с наслаждением вдохнуть терпкий запах соснового бора на берегу Балтийского моря, и, даже насладиться солнцем и морем, например, в Болгарии.
В годы ударных строек по всему Дальнему Востоку шло быстрое строительство заводов по производству кирпича и железно-бетонных строительных конструкций, своеобразными стройками «века» локального масштаба было панельное и кирпичное домостроение. Каждый год на Дальнем Востоке сдавали в эксплуатацию тысячи квадратных метров жилья, которое бесплатно выдавалось гражданам. Сегодня современной молодёжи даже невозможно себе представить такое, а в СССР это было нормой, гарантированное Конституцией.
Стоит отметить, что за всей сложной системой труда и отдыха в СССР стояли разумные решения «коллективного разума» в виде профильных отделов ЦК КПСС и Госплана. В Советском Союзе было очень развито стратегическое планирование, основанное на научных подходах и здравомыслии. А вот после буржуазной контрреволюции 90-х годов прошлого века, полностью разрушившую СССР, для дальневосточников всё стало иначе…

Иные времена

В 90-ые годы к руководству России пришли так называемые «рыночники»: Гайдар, Чубайс и прочие сторонники «дикого» капитализма. Они предлагали Правительству и депутатам откровенно авантюрные проекты по переходу экономики в новые условия капитализма, типа, «500 дней» и прочие. Под шум «винтов» в период приватизации целые огромные куски социалистической экономики отходили назначенным будущим олигархам или откровенным проходимцам, а плановое распределение труда и отдыха трудящихся ушло в небытие.
Экономисты – «рыночники», имеющие доступ к «Семье» Бориса Ельцина, вкладывали в нужные уши легенды о «мудрости рынка», который, якобы, сам, в неком автоматическом режиме отрегулирует всё, что только можно: насытит товарами и услугами всю страну, отрегулирует трудовые отношения и уровень заработной платы. Однако на практике всё получилось совсем не так. Не только отдельные (убыточные) отрасли экономики оказались заброшенными на годы и десятилетия, а и целые регионы России попали под «нож» капитализма.

Так, из регионов Дальнего Востока начался буквально исход жителей в более обеспеченные и тёплые территории России. Да и как не уезжать? Коммунальные платежи, стоимость любых товаров и услуг в дальневосточных регионах гораздо дороже, чем в Сибири, на Юге или в Центральной части России, а заработная плата не выше. Поэтому, естественно началась миграция населения в те регионы, где жить дешевле и комфортнее.
Оказалось, что так называемый «рынок» ничего не отрегулировал. Особенно от него пострадали дальневосточные регионы. К примеру, если советская власть планово производила развитие села (сельское хозяйство и переработка продукции), то в современности сёла оказались совсем без помощи государства, а жители с целью выживания устремились в города. Образовалась угрожающая диспропорция трудовых ресурсов между «городом» и «деревней»: в городах рабочих рук много, а в деревнях совсем нет.
Сегодня в деревнях практически нет нормальных трудовых ресурсов, трудоспособное население бежит оттуда: нет работы, не на что и жить. Например, один предприниматель из Находки уже много лет бьётся над созданием высокоэффективного сельскохозяйственного производства на принципах кооперации в одном из сёл Партизанского городского округа, но результата достичь не получается только из-за одной причины – на селе нету людей, способных работать на его производстве. И так сплошь и рядом.

Значительный урон селу принесла откровенно ошибочная ставка на страховую медицину: она практически полностью уничтожила сельское здравоохранение. В сёлах рухнули вниз качество культуры и образования. Ныне кроме родовых «корней» и могил предков уже ничего не может удержать селян в своих населённых пунктах. Развивать там собственный бизнес чаще всего совсем не имеет смысла: низкий уровень доходов населения и значительные расстояния от места производства продукции до места их реализации делают любую продукцию заведомо нерентабельной.

К слову о доходах населения: они и убыль населения так же являются негативными факторами для развития бизнеса.
Например, рост торговых предприятий в городе Партизанске или любом другом небольшом городе Приморья не приносит ожидаемых доходов предпринимателям, так как скудные доходы населения не позволяют увеличивать ассортимент товаров и увеличивать продажи. Многие граждане живут в кредит, а «долговые тетради», как вопиющий позор современной действительности, до сих пор есть не только в сельских магазинах, но и даже в городских.
Общаясь с иностранными бизнесменами, узнаю от них, что низкие доходы и малочисленность населения (количество потребителей) останавливает их от желания развивать бизнес на территории Дальнего Востока. Рядом находятся многомиллионные регионы Китая, Кореи, Японии, Вьетнама и других азиатских государств, где у большинства населения другие доходы, чем у российских дальневосточников…
За прошлый год Приморский край покинуло более 16 тысяч человек!

Попытка – не пытка

Подозреваю, что руководство нашей страны разбирается в вопросах геополитики, а так же то, что если на Дальнем Востоке не будет населения, то это только усилит территориальные аппетиты соседних государств. Однако современная федеральная власть пока не в состоянии принять реальные меры по сохранению и приумножению населения Дальнего Востока. Странные меры, что-то вроде «дальневосточного гектара», не могут привести к росту численности жителей и повышению привлекательности местной экономики. Или, казалось бы, беспрецедентная ипотека под 1% является очень привлекательной, но она всё-таки не может принципиально решить жилищный вопрос для большинства молодых семей: как можно взять ипотеку на 20 лет, если нет совсем никакой гарантии, что все эти годы в семье будут стабильные доходы? Никак. В России никакой работодатель такой гарантии дать не может, а вот банки выживут и своё возьмут.

Прекрасно помню свой вопрос замечательному экономисту – практику, управленцу высшего звена приморской политики А.И. Костенко об эффективности вводимых экономических стимулов для бизнеса в Приморье (ТОР, Свободный порт Владивосток), на который он, устало улыбаясь, ответил, что эти меры не принесут существенной помощи бизнесу и не привлекут так ожидаемый иностранный капитал. Находящиеся рядом с Приморьем азиатские рынки буквально мгновенно реагируют на изменение ситуации в экономике, а законодатели быстро принимают необходимые изменения для поддержки своих экономик в условиях жесточайшей конкуренции. Например, не успели российские СМИ «раструбить» о «беспрецедентных» мерах налогообложения для резидентов Свободный порт Владивосток, как законодатели Кореи, Японии и Китая незамедлительно приняли поправки в свои законы, дающие бизнесу гораздо больший набор послаблений.
А у нас, грустно отметил Александр Иванович, даже никто не анализирует законодательство соседних государств, даже специалистов таких нет…

Те меры, которое сегодня государство предлагает для развития Дальнего Востока, на мой взгляд, являются неэффективными и весьма поверхностными. Кроме этого, за последние годы у бизнеса и населения сложилось твёрдое недоверие к власти, мнение, что ничего хорошего от государства ждать не стоит. Поэтому люди не верят в обещания поддержки для дальневосточников и продолжают покидать регион. Нужно жить, давать детям образование и работу сегодня, а не в призрачном завтра...
Государство, например, в лице приморских политиков и губернатора, точечно пытаются спасать от полного банкротства отдельные предприятия, но это подход несистемный, авральный и он не существенно влияет на экономику региона.

Есть ли выход в конце…

Безусловно, выход из практически любой тупиковой ситуации всегда есть, но определить его не могут люди, у которых безвыходное состояние сознания (или злой умысел). На мой взгляд, заниматься в качестве «опережающего» развития только Дальним Востоком бессмысленно и вредно: очень многие регионы России находятся в плачевном состоянии, а их бюджеты настолько ушли в «штопор», что некоторые эксперты говорят о банкротстве не только городов, но и регионов (что наводит на печальную мысль об умышленных действиях или бездействии кремлёвских «мыслителей», умудрившихся сделать богатую страну беднейшей).
Без системных преобразований в политике (управляющая надстройка) и экономике (базис) достичь поступательного развития России невозможно. Полагаю, что руководству страны так или иначе придётся возвращаться к Госплану, «длинным» стратегиям в планировании, значительному увеличению доли государства в сельском хозяйстве и промышленности (денег в бюджете России предостаточно). Практика убедительно показала, что необходимо не столько точечно поддерживать фермеров и аграриев, а создавать новые ГОСУДАРСТВЕННЫЕ коллективные хозяйства для равномерного экономического развития сельских территорий. Аналогично требуется развивать и промышленность. Пример государственного, планового подхода к экономике успешно реализуется в соседнем Китае.

Как такой опыт можно развить на практике? Родившиеся в СССР прекрасно помнят, что сельскохозяйственные предприятия Приморья были «миллионерами», то есть имели высокий доход. Почему сегодня из бюджета России нельзя планомерно выделять деньги на создания государственных сельскохозяйственных предприятий? Уповать только на агрохолдинги, которые зачастую являются продолжением бизнеса какого-то чиновника, по меньшей мере не разумно. Отмечу, что из бюджета такие вливания в экономику делать очень сложно, так как он является дотационным. В то же время на переходящих остатках бюджета РФ каждый год формируются огромные суммы, но их упорно не вкладывают в создание собственной продуктовой и промышленной безопасности. Хотя, к слову, стоит отметить, что Правительство Михаила Мишустина начало проводить государственную политику в некоторых направлениях, но этого явно недостаточно.

Фактически в России требуется вновь сменить государственную парадигму, восстановив доминирование социалистической модели экономики. Иначе, на мой взгляд, сдвинуться с точки стагнации к динамичному росту будет просто невозможно: «рыночная» экономика хаоса, где только «избранные» могут поймать «рыбку» в мутной воде, себя полностью исчерпала, а плановая модель экономики имеет безграничные возможности.
В тоже время нельзя уповать только на государственную заботу обо всём. Нет, частную инициативу нужно приветствовать, как это делал товарищ Сталин, всячески поощряя кооперацию и артели. Если в обществе есть незначительный процент Творцов, то их ни в коем случае нельзя делать простыми исполнителями. В частном секторе экономики они могут создавать подлинные чудеса

Летом прошлого года были приняты новые изменения Конституции РФ, и они дают надежду, что новая конструкция российской власти позволит провести структурные преобразования политики и экономики без расшатывания всей конструкции. Так обновлённый Госсовет, состоящий из чиновников высшего звена и губернаторов, вправе обсуждать и предлагать новые модели развития общества. У Государственной Думы появилась реальная возможность влиять на кадровый состав Правительства РФ и контролировать его работу. Эти и другие незаметные для многих граждан возможности обновлённой Конституции создают неплохие предпосылки для новых реформ, на этот раз с пользой для большинства.

А Россия может делать удивительные прорывы: у нас есть колоссальный сталинский опыт воссоздания экономики буквально из пепла.
Только странным является тот факт, что «Архитектор» (или группа таковых) изменения Конституции держит свой план реформ в тайне от народа, а не «зажигает» его пламенными идеями предстоящего развития общества и государства, в результате чего в сознании народных масс может начаться процесс осознания соучастия в великих делах, подобных ударным стройкам периода СССР. Ведь жители России давно ждут от власти Великих Идей, без которых не может жить русский народ…

На мой взгляд, время хищных «мешочников», оттаскивающих мешки с наворованным народным добром за «бугор», прошло. Дальнейшее топтание на месте и только лишь точечная борьба с коррупцией не могут структурно поменять экономику. Требуются новые идеи (или забытые старые), новые подходы, новые управленческие решения.
Россия уже катастрофически отстаёт от многих стран в современных направлениях экономики. Без плановых изменений экономики и мышления управленцев это отставание будет только усиливаться.
Полагаю, что только в новой «перестройке», основанной на здравомыслии и советском опыте, можно видеть «свет в конце туннеля». И тогда для нас, дальневосточников, появится шанс на развитие региона и привлечение сюда трудовых ресурсов. Но не путём перекачивания квалифицированных трудовых ресурсов из других регионов, оголяя их, а, как в середине прошлого века, привлекая молодых специалистов.
Попытки применения неких отдельных стимулов и налоговых послаблений так и не дадут ожидаемого эффекта развития Дальнего Востока.

Развивать нужно всю страну и Дальний Восток в частности, а не Дальний Восток отдельно от всей страны.

Только плановое развитие экономики, основанное на стратегическом планировании, может создать предпосылки для создания новых точек роста на Дальнем Востоке. И тогда на восток страны вновь помчатся юноши и девушки с горящими глазами, вдохновлённые идеей строительства нужных для Родины заводов и прочих объектов.
А Родина, в лице государства, создаст им все современные условия для работы и полноценной жизни в удалённых от тёплых мест краях…

Владимир Хмелев,

фото пресс-служба ЗС ПК