Это произошло год назад. В конце лета на грушу прилетел из леса огромный рой диких пчел. Он закрепился на развилке и повис, словно выросла большая груша. Пчелы по размеру меньше чем домашние, но в рое держались спокойно передними лапками друг за дружку в вертикальном положении. К вечеру я решил пересадить их в пустой улик с тремя рамками вощины и потолочными дощечками. Одевшись в пасечную одежду, подвел роевню под пчел и стряхнул их в мешок. Пчелы вели себя спокойно, не пытались ужалить меня или сесть на лицевую сетку. Также спокойно, не торопясь вытряхнул содержимое мешка в пустой улей и сверху закрыл потолочными дощечками. Когда солнце ушло за горизонт, открыл нижний леток для подачи воздуха.
На второй день с утра пчелы начали облетываться, а на третий день они построили систему ячеек в горизонтальном положении, соединив три рамки с вощиной в одно целое гнездо. В него-то и начали складывать нектар.
Через полмесяца я приподнял одну из потолочных дощечек. Эта операция далась с трудом. Я надорвал часть гнезда прикрепленного к дощечке, под которой в вертикальных сотах показался чистый мед большого количества. Сам не поверил своим глазам, но убедился, что дикие пчелы более работоспособны, чем домашние, но рамку с вощиной они не признают, не пользуются её сотами, а строят свои в вертикальном расположении и несколькими рядами. В одних рядах ближе к центру выводят расплод (молодых пчел), в других рядах запасают мёд на зиму.
История отмечает, что в шестом веке до нашей эры, в Египте одомашненных пчел содержали в глиняных ульях. А чтобы добыть мёд, пчелиную семью после медосбора закуривали (умертвляли). Мёд же хранили в обожжённых глиняных сосудах. Которые сохранились до наших дней в историческом музее города Каира, где автор побывал в 1983 году.
Прошли годы, и впервые я встретил диких пчел в Приморье. В 1973 году меня командировали на станцию Лучегорск Дальневосточной железной дороги, где я занимался строительством и пусконаладочными работами электрической централизацией стрелок и сигналов. А в субботние и воскресные дни с ружьем на плече отправлялся в окрестности за фазанами, которые в изобилии водились на соевых полях местных совхозов.
В начале ноября по первой пороше тропил фазанов. Добыл пару красивых петухов в километре от железнодорожной станции и решил возвращаться напрямик через рёлки, поросшие старыми липами. У первой липы остановился. Внизу на снегу виднелось множество погибших мух. Тут же были свежие следы колонка. Глянул вверх на дерево и увидел дупло. Да как будто живое. Несколько насекомых вились над отверстием. Подобрал со снега несколько насекомых и опознал в них пчел. Колонок, то ли в поисках теплого жилища, то ли хотел попробовать мёд, разгрыз отверстие дупла, полез внутрь липы и был встречен укусами пчел, которые полетели наружу и застыли на холодном снегу.
О своей находке я рассказал местным жителям Лучегорска. Через несколько дней от них же и узнал, что с помощью бензопилы они спилили старую липу. Выпилили старое дупло, из которого извлекли три ведра мёда! Пчелы оказались дикими, а не с домашних пасек. Моему возмущению не было предела.
Я уже попрощался с тем, что больше никогда не увижу диких пчёл в природе. А тут спустя много лет пчелы сами прилетели на мою пасеку и заселились в улике рядом с домашними.
Пчеловодство на Руси зародилось много веков назад. Россия богата медоносными растениями, деревьями и кустарниками. Пчеловодство всегда поощрялось. Борть – это дерево, в котором вырубалось дупло и в него селили пчелосемью. Наряду с купцами и ремесленниками пчеловоды были уважаемые люди. В России с времен правления Петра I бортники не облагались податями (налогами). А с 1860-х годов в мастерских уже был налажен выпуск уликов из сухого дерева, в которых размещались сотовые рамки (сушь) для пчел.
В годы Великой Отечественной войны пчеловодству нашей страны был нанесен огромный урон. Заводы по производству пчеловодного инвентаря на западе были полностью разрушены. В 1975 году в Приморье вступил в строй Черниговский ремонтный завод. Второй урон по пчеловодству был нанесен первым Президентом Российской Федерации Борисом Ельциным. В девяностые годы прошлого столетия губительные реформы ликвидировали колхозы, совхозы и промысловые хозяйства, занимающиеся закупкой мёда у производителей и с любительских пасек, в том числе и в Партизанске. Однако не погибло любительское пчеловодство.
В Приморском крае ежегодно собирается пять тысяч тонн мёда. Основным медоносом является липа. У нас в Партизанске их три вида. Первая начинает цвести с первого июня по восьмое, вторая с десятого июля по пятнадцатое, а третья зацветает с пятнадцатого по двадцатое июля. В 2019 году хорошие виды на третий вид липы, которая уже набрала массу бутонов. Особенностью этого вида липы заключается в том, что она выделяет нектар и в дождливую погоду. Однако липа стала беспощадно вырубаться по всей территории Приморского края.
В защиту этого уникального медоноса встал губернатор Приморского края Олег Кожемяко. На территории Сергеевского лесхоза, в который входит и Партизанский городской округ, вырубка липы запрещена на площади 26,1 тысяч гектаров.
Для пчеловодов Партизанска острой проблемой стоит вопрос: куда сбывать товарный мёд? Местные пчеловоды могут вполне накормить мёдом Партизанск и Находку. Однако сюда вклиниваются китайские производители мёда. На нашей территории они пытаются организовать свои пасеки, создавая конкуренцию местному населению, поставляя на рынки городов дешевый мёд. С этим надо решительно бороться и пресекать такой китайский бизнес на корню. Прошлый год показал, что в некоторых районах Приморья, богатых медоносами, китайские рабочие обслуживают пасеки, состоящие из сотни уликов и одного — двух русских пасечников-консультантов. Затем весь товарный мёд продается, как китайский.
Пчеловодство, как одна из отраслей сельского хозяйства, возрождается в Приморском крае. И сегодня мы живые свидетели того, что прошли тысячи лет, а дикие пчелы начали соседствовать с домашними. Семья диких пчел, прилетевших ко мне, хорошо перезимовала. Надеясь, что дикие пчелы не требуют ухода, я не открывал улей и не осматривал гнездо. И допустил ошибку: семья погибла от восковой моли, прожорливые личинки которой полностью уничтожили соты, где находился расплод.
Восковая моль летает низко над землей в сумрачные вечера, и пытается проникнуть внутрь улика через леток или щель. Для борьбы с ней в улей с пчелами или рамками я кладу мяту. Дикие пчелы устраивают свое гнездо высоко в дуплах деревьев, куда моль не долетает. Сильные же семьи пчел сами изгоняют бабочек, не давая им возможности отложить в сотах яйца.
В конце весны 2019 года на пасеке вновь заметил прилет диких пчел и на всякий случай в пустых уликах я оставил открытыми летковые отверстия. Значит, где-то рядом вновь поселилась семья диких пчел.

Анатолий Коваленко,
г. Партизанск