11 мая 2021 года около 9.30 в казанской школе № 175, расположенной на улице Джаудата Файзи, раздались выстрелы. Выпускник этой школы Ильназ Галявиев из собственного огнестрельного оружия, официально приобретённого и зарегистрированного, открыл стрельбу, сразу, как вошёл в школу. Чуть позже раздался мощный взрыв. На место происшествия выехали экстренные службы, первые лица Татарстана. Стрелявший был задержан силовиками.


Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело о массовом убийстве после стрельбы в Казани. Расследовать его будет центральный аппарат СК. В Москве к представительству Татарстана жители понесли цветы и игрушки, неравнодушные жители Приморского края принесли цветы и игрушки в память о жертвах стрельбы в казанской школе к монументу на площади Борцов Революции во Владивостоке. Губернатор Приморского края заявил, что во всех учебных заведениях Приморья проведут проверку безопасности.

Сразу после стрельбы в казанской школе на федеральных каналах начались заявления политиков. Так Путин поручил директору Росгвардии Виктору Золотову разработать новое положение о видах оружия, которое могут использовать россияне, а председатель Государственной Думы Вячеслав Володин поручил проанализировать законодательство в области оборота оружия.
Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко назвала «казанского стрелка», устроившего бойню в школе, «нелюдем и чудовищным преступником». Она надеется, что молодого человека ждёт самое суровое наказание (ему грозит пожизненное заключение).
Депутат Госдумы Антон Горелкин сказал: «Я считаю, нужно коренным образом менять сам подход к обеспечению школьной безопасности. Охранять детей должны люди, которые точно знают, как нужно действовать в экстренных ситуациях. Пенсионеры и бездельники из ЧОПов, которые чаще всего охраняют школы сейчас — никаким требованиям не соответствуют».
Депутат ГД Александр Хинштейн заявил, что в школе, где произошло массовое убийство, не было никакой охраны.
Ученик школы № 175 в Казани рассказал изданию URA.RU, что он и его одноклассники выжили во время стрельбы лишь потому, что 19-летний стрелок Ильназ Галявиев решил, что перед ним пустой класс.
«Мы делали контрольную по немецкому, когда внизу раздались крики, мат и прозвучали выстрелы. Мы в это время были на третьем этаже, вскоре выстрелы зазвучали и в коридоре у нас. Директор по громкой связи объявил, что в школе идёт стрельба, сказал забаррикадироваться и сидеть тихо. Я сразу понял, что это теракт, но до конца не осознавал, что происходит, был в лёгком шоке. Мы с другом заблокировали двери партами, сели с остальными ребятами и стали успокаивать и подбадривать других», — отметил он.

По словам мальчика, самым страшным был момент, когда кто-то подошёл с другой стороны двери и стал дергать ручку. В этот момент школьники сидели, затаив дыхание. Видимо решив, что класс пуст, стрелок отправился искать жертв в других местах. По словам ученика, большинство погибших оказались из 8 «А» класса, где, возможно, не успели закрыть двери.
Одноклассница 19-летнего жителя Казани Ильназа Галявиева рассказала URA.RU о том, что в школе он был тихим и замкнутым. По словам девушки, Галявиев мог быть недоволен тем, что учительница не дала ему перейти в 11 класс, из-за этого он не смог продолжить учебу и вынужден был поступать в колледж.
Существуют и другие мнения о том, что убийство Ильназ Галявиев мог совершить из-за мести школьным учителям, которые, якобы, не дали парню учиться в школе дальше.

Причины

Безусловно, интересуют причины, побудившие Галявиева взять в руки огнестрельное оружие и отправиться в собственную школу расстреливать педагогов и детей. Судя по зарегистрированному у него огнестрельному оружию, он был психически здоров. В школе и колледже отмечали, что он был тихим и спокойным юношей, общественно не активным, много времени проводил за компьютерными играми.
К слову, ряд экспертов тут же вспомнили о негативном воздействии компьютерных игр – «стрелялок», на неокрепшее сознании молодого поколения. Так в Совете Федерации потребовали усилить контроль за компьютерными играми после стрельбы в казанской школе. Интересно, каким же образом?
Министр Минпросвещения РФ Сергей Кравцов, как будто он лично знал убийцу, высказал мнение, что явных мотивов у стрелка из Казани не было. Однако говорить об отсутствии мотивов для столь жестокого преступления только по признакам «был тихим парнем, не высовывался» было бы опрометчиво — в «тихом омуте все черти водятся». Скорее всего, преступнику будет назначена психиатрическая экспертиза, которая компетентно даст ответ о состоянии психического здоровья Ильназа Галявиева.

Федеральные каналы, телеграм-каналы проанализировали причины трагедии. Так, ТГ-канал «Незыгарь» писал: «Трагедия в общеобразовательной школе в Казани свидетельствует о высоком уровне социального напряжения среди современного подрастающего поколения, а также говорит о кризисе социализаторских моделей учебно-воспитательного процесса в средней школе.
Первая реакция губернаторов и педагогического сообщества – усиление безопасности и контроля в школах представляется логичной, однако не затрагивает сущностных основ ситуации.
Эксперты продолжительное время отмечают высокий уровень подростковых конфликтов и констатируют широкую распространенность проявлений насилия в школьной среде.
С одной стороны, это объясняется особенностями психологии современного подрастающего поколения, а с другой, высокий уровень социально-экономического расслоения и агрессивная информационная среда формирует почву для конфликтов и эскалации насилия.
Характерно, что среднеобразовательные школы в регионах, фактически, стали основой для развития субкультуры силы, деструктивный и долгосрочный потенциал которой для социальности очевиден».
Военный психолог Алексей Захаров полагает, что в обществе применяются некие боевые технологии, создающие состояние повышенной тревожности и преступление, совершенное Галявиевым, является этому подтверждением. «Маркетинговые технологии — это боевые технологии управления большими массами людей. Если мы сами не озаботимся настоящим наших детей, то у всех нас будет страшное будущее, а подобные казанской трагедии станут нормой повседневности», — отмечает специалист.

Охрана

В тот же день, 11 мая, в России произошло новое ЧП в школе. Под Астраханью ученик принёс в школу перцовый баллончик и распылил его в публичном месте. У троих детей зафиксировано поражение слизистых поверхностей органов дыхания. 70 детей и 5 преподавателей эвакуированы. Случай ещё раз позволил посмотреть на проблему охраны учебных учреждений и ответственность администраций школ за безопасность детей.
Сегодня охрана школ на всей территории России производится по-разному. Где-то охрану ведут частные охранные предприятия (ЧОП), где-то пенсионеры – сторожи, но нигде нет вооружённой охраны, способной поставить надёжный заслон любому постороннему человеку. Причина одна – недостаточность средств, выделяемых из бюджетов городов и регионов на безопасность детей в школах и детских садах. Чаще всего «охраной» является «тревожная кнопка», с помощью которой посылается сигнал на пульт ЧОПа или вневедомственной охраны (Росгвардии). Соответственно, время реагирования на угрозу увеличивается скоростью прибытия сотрудников Росгвардии, полиции и т.п.
Несколько лет назад руководитель Росгвардии России Виктор Золотов пытался взять российские школы под охрану, но только на своих финансовых условиях. С 2018 года в Госдуме лежит законопроект об охране школ исключительно гвардейцами, пишет «Незыгарь». В 2019 году Росгвардия попыталась законодательно продавить ужесточение требований к охране школ, чтобы конкуренты из ЧОПов не допускались к конкурсам. Структурное подразделение Росгвардии ФГУП «Охрана», работать по тем расценкам, которые сегодня предлагаются органами образования, не готово. Конкуренты в лице частных охранных компаний легко сбивают цену и в результате школы охранят пенсионеры из ЧОПов. Но Росгвардия не сдаётся: так в 2020 году она убедила главу Крыма Сергея Аксенова передать им все контракты на охрану.
Вероятно, для родителей и самих учащихся школ совсем не важно, кто будет нести охрану школ и куда уйдут бюджетные деньги, выделяемых на охрану учебных учреждений. Гораздо важнее знать, что школа и дети надёжно защищены и больше никогда не повториться трагическая ситуация, подобная случившейся в казанской школе № 175.

Своё мнение для нашего издания, о современном состоянии охраны школы, высказал экс-руководитель милиции общественной безопасности г. Партизанска, подполковник милиции в отставке, а ныне руководитель учебного заведения по подготовке охранников Юрий Пшеничников:


— К сожалению, на всей территории России к охране школ от преступных посягательств нет системного подхода. Есть эффективные программы по подготовке частных охранников, в том числе, по безопасности в детских школьных и дошкольных учреждениях. В них предусмотрен целый спектр дисциплин, которые отвечают на вопрос, как должен работать охранник в данных учреждениях.
На сегодняшний день и федеральная власть, и региональная власть, и муниципальная власть охране учебных учреждений не уделяют должного внимания по одной простой причине — недостаточное финансирование.
Я считаю, что охранник должен находиться не в здании школы, где находится второй рубеж охраны, и должен быть на объекте не один. Дети находятся в разных местах на территории учебного или дошкольного учреждения, к территории существуют подходы с разных сторон.
Как один охранник может обеспечить полную безопасность?
Я считаю, что периметр территории подобных учреждений должен быть предельно огорожен, должна быть мощная система видеонаблюдения, реагирующая на движение, и должны быть контрольно-пропускные пункты.
К сожалению, мы сейчас живём в таких условиях. Это не советские времена. Детей нужно беречь и защищать, предоставлять им максимальную безопасность.
В школах стоят металлодетекторы, но что они там делают? Если преступник, зайдя в школу, применит оружие против охранника, то ему не будет никаких препятствий для движения дальше. А вот КПП и охранник, оснащённый специальными средствами защиты, позволят создать более эффективную системы безопасности объекта. Второй охранник, расположенный у мониторов видеонаблюдения, должен в постоянном режиме мониторить всю территорию школы. Первый охранник попытается остановить вооружённого преступника, а второй — заблокирует входы в школу, поднимет тревогу, и вместе с педагогическим коллективом будет обеспечивать укрытие детей до приезда спецслужб. Обвинять сотрудников Росгвардии в том, что они выдали «казанскому стрелку» разрешительные документы на приобретение и хранение оружия, я бы не стал. Он прошёл в установленном порядке медицинскую комиссию, не состоял на учёте ни как наркоман, ни как психически больной человек. А вот его возможные отклонения в поведении, к сожалению, ни родители, ни педагоги не увидели. Недоработкой ФСБ является публичные высказывания ненависти в Интернете в адрес педагогов школы со стороны преступника.
На мой взгляд, при условии достойной заработной платы в охрану школ можно найти надёжные кадры для охраны, подготовленные и готовые к любому развитию событий. Нужен системный подход в обеспечении безопасности школ и детских садов, а его нет.
В каждую школу и детский сад сотрудника полиции не поставишь. Более того, эти функции исключены в законе о полиции, а Росгвардия не в состоянии перекрыть все учебные заведения в силу отсутствия необходимого количества личного состава. Например, во вневедомственной охране, входящей в структуру Росгвардии, некомплект составляет до 40%.
На охрану детей нельзя жалеть денег! А что у нас сегодня? На охрану в школе в Партизанском городском округе выделяется 118 рублей в час, а охранник получает 80 рублей в час! Режим работы сутки через трое.
И кого можно взять за такую зарплату рисковать своей жизнью?

Жанна Орлик