Пчеловоды Приморского края бьют тревогу: предстоящий медосбор для многих из них может стать весьма проблемным.

Мёд всегда считался на Руси особым продуктом: это и лакомство, и лекарство одновременно. Люди за многие тысячи лет научились успешно взаимодействовать с пчёлами и получать от них много продуктов. Это и воск, и маточное молочко, и мёд, перга, пчелиная обножка, прополис, пчелиный подмор, пчелиный яд, забрус, трутовый гомогенат, настойка восковой моли, пчелиное мумиё, опыление растений, экотуризм, личинки пчёл, а также собственно, пчелосемьи и пчеломатки.

В Советском Союзе пчеловодству власть придавала особое значение, создавались целые колхозы, научными методами выводились устойчивые сорта пчёл, организовывалось противодействие паразитам пчёл. В России современной пчеловоды во многом оказались сами по себе и законы рынка больно ударили по ним, так как защита пчеловодства со стороны государства во многом оказалась мнимой.

В Приморском крае пчеловодство традиционно занимает сильные позиции, хотя и находится в зоне рискованного производства: туманы, затяжные дожди, тайфуны приносят существенные риски для медосбора. Это пчеловоды прекрасно понимают и принимают, но их тревожит другое.

Как пояснил нашей редакции руководитель Партизанского районного общества пчеловодов Василий Кулибаба, ныне пчеловод не может на законном основании вывезти свои пчелосемьи в места традиционного медосбора. Этому мешают противоречия в законодательстве. Механизм законного расположения пасеки в лесу был прост: нужно было взять путёвку в районном обществе пчеловодов, предоставить её в лесничество и, согласовав там место расположения пасеки, получить разрешение от лесничества в виде лесного билета. И всё!

А теперь многое иначе. На основании ст. 5 Закона Приморского края от 3 декабря 2013 года №317-КЗ «О пчеловодстве в Приморском крае» пчеловоды имеют право «вывозить пчел на медосбор и размещать кочевые пасеки с письменного согласия собственников, владельцев, пользователей либо арендаторов земельных участков из состава земель сельскохозяйственного назначения, населенных пунктов, лесного фонда и иных категорий земель».

Только получить письменное согласие собственников земли весьма непросто. Специалисты департамента лесного хозяйства направляют пчеловодов в департамент земельных отношений Приморского края, так как пчеловоды лес не рубят и вообще относятся к сельскому хозяйству.

Департамент земельных отношений поясняет пчеловодам, что, если они хотят поставить пасеку в лесу, то всё же нужно согласовывать с департаментом лесного хозяйства, так как это земли Лесного фонда.

Однако департамент лесного хозяйства не заключает с пчеловодами договора аренды. Хотя статья 38 Лесного Кодекса РФ предусматривает использование леса для ведения сельского хозяйства (сенокошения, выпаса сельскохозяйственных животных, пчеловодства, северного оленеводства, товарной аквакультуры (товарного рыбоводства), выращивания сельскохозяйственных культур и иной сельскохозяйственной деятельности). Закон указывает, что «на лесных участках, предоставленных для ведения сельского хозяйства, допускаются размещение ульев и пасек, возведение изгородей, навесов и других временных построек. «Граждане, юридические лица осуществляют использование лесов для ведения сельского хозяйства на основании договоров аренды лесных участков», а так же «для использования лесов гражданами в целях осуществления сельскохозяйственной деятельности (в том числе пчеловодства) для собственных нужд лесные участки предоставляются в безвозмездное пользование».

Казалось бы, Лесной Кодекс чётко и понятно предоставляет пчеловодам право бесплатно размещать пасеки в лесу.
— Но лесные участки не предоставляются в безвозмездное срочное пользование, так как в Лесном Кодексе не прописан срок, на который можно предоставлять участок. Есть отсылка на Земельный Кодекс, где в статье 24 сказано, что в безвозмездное пользование земельные участки могут предоставляться сроком до одного года.
Но лесники и юристы смотрят на эти статьи и не могут всё это увязать с пчеловодством, — говорит Василий Кулибаба, — а мешает понять и применить законы в пользу пчеловодству только чиновничий произвол!

Из-за неразберихи с толкованием федеральных законов в прошлом году многие пчеловоды были оштрафованы работниками лесной охраны за самовольный захват лесного участка. Но официально предоставить пчеловодам разрешение на срочное безвозмездное пользование участком они не могут. Тупик?

Пчеловоды рассказали автору статьи, что ещё несколько лет тому назад совместными усилиями была составлена подробная карта лесов Приморского края, где нанесены точки (ТОЧОК — маленькая пасека). Эта работа велась в течение десяти лет с учетом соблюдения всех правил, санитарных норм и соблюдения прав жителей населённых пунктов. Но при губернаторе Сергее Дарькине многие лесные участки передавались в аренду лесопользователям с грубым нарушением законов и прав пчеловодов. Фактически во многих лесах Приморья доступ пчеловодам в лес был закрыт, так как арендаторы не давали и сейчас не дают согласие на размещение в «своих» лесах пасек.

Из-за разницы интересов у лесозаготовителей (арендаторов лесов) и пчеловодов возникают серьёзные конфликты. Например, в прошлом году пчеловоды Яковлевского района готовы были выйти на акции протеста из-за того, что в период массового медосбора в тайге вовсю работала лесозаготовительная техника, что существенно мешало пчёлам спокойно заниматься своим полезным делом. А лесозаготовители недоумевали требованиям пчеловодов, так как лес у них в аренде, есть технологическая карта лесозаготовок, проект и сроки заготовки леса. И нужды пчеловодов их вовсе не интересуют – у каждого свой бизнес.
Василий Кулибаба считает, что такими действиями исполнительная власть Приморья нанесла пчеловодству ущерб в несколько миллиардов рублей.

Следующий удар по пчеловодству нанёс «дальневосточный гектар». Пчеловоды подсчитали, что под раздачу земли всем желающим попало около 10 тысяч мест традиционных точков. И большая часть этих земель теперь имеет своих счастливых правообладателей, которые, конечно же, не пустят к себе никакую пасеку. А ещё существуют границы охотничьих участков, где охотники стремятся добиться тишины для успешного разведения поголовья копытных, и пасеки им там тоже не нужны.
То есть рабочее пространство для пчеловодов Приморья резко скукожилось и они в прошлом году были вынуждены выходить из ситуации кто как сможет, балансируя на грани конфликтов.

Существует ещё одна серьёзная угроза пчеловодству Приморья. Это массовая заготовка липы – основного медоноса приморских лесов. В марте этого года в г. Уссурийске пчеловоды провели своё собрание, на котором присутствовал руководитель департамента лесного хозяйства Приморского края Валентин Карпенко, который, как утверждают участники собрания, без обиняков заявил, что липа пользуется большим спросом в Китае, так что её рубили и будут рубить. Хотя по законодательству медоносные насаждения относятся к особо защитным лесным участкам, но это вовсе не мешает отводить в рубку липу – кто в лесу нынче хозяин?

Сегодня в Приморье запрещена рубка только липы Максимовича, а остальные виды липы допускаются в рубку. Как отмечает депутат Законодательного Собрания Приморского края Александр Тютерев, объемы рубки липы в Приморье увеличиваются год от года. Официально статистика выглядит так:
2008 год – 17 892 куб.м.,
2009 год – 24 946 куб.м.,
2010 г. – 65 866 куб.м.,
2011 год – 67 913 куб.м.,
2012 год – 84 789 куб.м.,
2013 год – 106 248,5 куб.м.,
2014 год – 162 294 куб.м. и так далее.

Частная собственность на землю, предоставление земельных и лесных участков в долголетнюю аренду, «дальневосточный гектар», беспощадная рубка липы совсем спутали пчеловодам «крылья». По разным подсчётам на территории Приморского края пчеловодством активно занимаются около семи тысяч человек, и их деятельность всё больше сползает к группе риска.

Тем временем, уже несколько лет подряд качественный мёд приморских производителей активно замещается фальсифицированными сортами мёда, с низким качеством и с высоким содержанием антибиотиков. Учёные лаборатории пчеловодства Приморского НИИСХ бьют тревогу, но кто их слышит?

Пчеловоды Приморья уже не раз предлагали власти принять Правила использования лесов для пчеловодства и дать возможность заключать с ними краткосрочные договоры земельных (лесных) участков в местах традиционного пчеловодства.
Для диалога они просят организовать «круглый стол» по проблемам пчеловодства, на котором конструктивно обсудить весь круг проблем и побудить власть принять меры для защиты интересов Приморского края.

Жанна Орлик