Проявления русофобии в Казахстане – закономерное следствие проводимой властями политики'

В Казахстане участились инциденты, квалифицируемые как разжигание межнациональной розни и направленные против этнических русских и русскоязычных граждан республики. За последние недели внимание общественности привлечено к нескольким таким случаям. При этом в тени остаются многочисленные предыдущие инциденты подобного характера, а политика официальной Астаны при решении национального вопроса описывается только в позитивном ключе.

Поводом для бурной реакции социальных сетей и СМИ (прежде всего, российских) стало несколько инцидентов на межнациональной почве, произошедших за последние дни в соседнем Казахстане. Так, в Усть-Каменогорске (центр Восточно-Казахстанской области) в ходе конфликта на детской площадке казашка обвинила русскую в том, что не уехавшие русские желают управлять казахами.

«Что, хозяйкой себя считаешь, да? Ты и моя хозяйка, наверное, да? Вы обнаглели, русские! Вы тут казахами хотите управлять, да?», — заявила представительница титульной национальности, отметив, что Казахстан – это её земля.

Участковый детский врач в поликлинике города Аркалык (Кустанайская область) Мольдыр Утебаева отказалась принять русскую с больным четырёхлетним ребёнком и нахамила из-за того, что мать заговорила с ней на русском языке. Вскоре после волны публикаций в СМИ разных стран появилось видео, на котором зафиксирован как сам конфликт, так и примирение двух женщин.

Проблема не в нескольких случаях, а в тенденции, под которой есть серьёзные основания. Так называемый бытовой национализм – первый звоночек шовинизма, который, становясь частью государственной или партийной идеологии, закономерно приводил к этническим чисткам, этноциду и калечил судьбы целых поколений. Из классических примеров, как правило, ссылаются на нацистскую Германию, однако есть и свежие примеры почти на всех континентах. Например, в Европе – это югославский конфликт, начавшийся ещё в СССР армяно-азербайджанский конфликт, начавшиеся сразу же после ликвидации СССР этнические чистки в Грузии (Абхазия) и других постсоветских республиках, да и в самой России (Чечня).

В ранний послесоветский период Казахстан уже пережил волну массового исхода русских в Россию. Возникла эта волна не на пустом месте и миграционный отток из этой азиатской республики не прекратился. Однако если раньше голоса в защиту прав русских звучали громко, в прессе и на международных форумах подробно рассматривались многочисленные случаи дискриминации не-казахов в Казахстане, то теперь такие голоса едва слышны, а факты в центральную прессу почти не просачиваются.

Российское издание «Взгляд» предоставило возможность высказать свои оценки на происходящее политологам из Казахстана и России. Казахстанский политолог, директор «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев, комментируя серию сообщений об инцидентах между этническими русскими и казахами, заявил: «Возникает ощущение, что внутри Казахстана кто-то целенаправленно пытается поднять тему якобы ущемления прав русскоязычных».

Сатпаев считает, что оба случая — в Усть-Каменогорске и Аркалыке, следует рассматривать в контексте спланированной провокационной кампании. Более того, он поставил под сомнение сам факт, зафиксированный на видео и разлетевшийся по соцсетям: «Как выяснилось, та ситуация, которая была в случае с врачом, – это был фейк. То, что было выдано со стороны так называемой пострадавшей, было искаженной информацией».

Похожим образом подают ситуацию практически все gongo, когда заходит речь о неких неприятных для правительства темах и даже в тех случаях, когда факты зафиксированы документально.

Сатпаев считает, что отношения между казахским большинством и русскими — ставшими меньшинством, составляющими 20,6% населения Казахстана, намного лучше, чем во многих других постсоветских образованиях. Он отметил, что «в отличие от многих стран Центральной Азии, того же Туркменистана, других постсоветских государств, эта проблема не настолько острая, во всяком случае, не на данный момент».

Действительно, массовое движение русских и их сопротивление «казахизации», доходившее в 90-е до столкновений в Усть-Каменогорске, Уральске и других населённых пунктах республики, было подавлено спецслужбами Казахстана при помощи российских коллег. Теперь очаги русского сопротивления практически не видны, и бессменно правящий ещё с советских времён авторитарный лидер Нурсултан Назарбаев прилагает максимум усилий, чтобы создать видимость единой нации.

«Русский язык в Казахстане используется в системе образования, большое количество населения до сих пор смотрит передачи на русском языке и имеет открытый доступ ко многим доступ русскоязычным передачам», – сказал Сатпаев. Он отметил, что, по мнению неких многих людей, живущих в Казахстане, такое положение дел представляет угрозу.

«Существует мнение, что влияние российских СМИ в Казахстане – чрезмерное. Эта тема тоже здесь очень активно обсуждается», – подчеркнул казахстанский политолог.

Аналогичным образом рассуждали умеренные украинские националисты до «майдана» и сейчас рассуждают в таком же ключе националисты в Белоруссии, сформировавшие целый идейный мейнстрим. Например, кочующая по российским телеканалам группа белорусских националистов-пропагандистов отрицает наличие проблем «белорусизации» — проводимой властями политики, весьма схожей с той, которая проводится в Казахстане и других постсоветских республиках Средней Азии и Прибалтики. Дело уже доходит до реальных арестов и приговоров «за Русский мир». В Казахстане они стали вполне обыденной практикой, среди знаковых осужденных за «сепаратизм» — Татьяна Шевцова-Валова, Ермек Тайчибеков, Игорь Сычёв.

Российский политолог Аждар Куртов не разделяет точку зрения властей Казахстана и Досыма Сатпаева. Он констатировал: в Казахстане за последнее время с большей частотой бытовой национализм вырывается на поверхность. Причём не только в случаях с русскими. Например, в феврале 2016 года в селе Бурыл Джамбульской области произошло столкновение между казахами и живущими в селе турками, а за год до этого в Бостандыке (Южно-Казахстанская область) произошел погром местных таджиков.

Численность русского населения в Казахстане уменьшилась в два раза — с 40% на момент развала СССР, за счет выезда. Куртов отметил: «В свое время казахи не были преобладающим этносом в Казахской СССР. И это обстоятельство они активно пытались изменить, я имею в виду – изменить демографическую ситуацию после обретения независимости. Делалось это известными методами, выдавливанием не только этнических русских, а выдавливанием всех «не казахов», в том числе немецкая диаспора очень сильно пострадала и татарская».

«Казахстан и в 90-е годы пытался, и сейчас пытается добиться от России каких-то уступок. Уступок в том числе по линии двустороннего сотрудничества – и в качестве средства давления на Россию они используют угрозы усиления национализма», — констатировал Куртов.

«Не случайно, что эти инциденты сейчас происходят в непосредственном преддверии проведения в РФ очередного съезда соотечественников», – полагает российский политолог.

«Помимо чисто бытовых обстоятельств и глупости людей, которые в этом участвуют, эти инциденты направлены на то, чтобы продемонстрировать России, чтобы она «не заходила очень далеко», – считает Куртов. – В Казахстане есть националистические силы, которые пугали и пять лет назад, и сейчас пугают местное население тем, что, возможно, российское руководство якобы вынашивает в отношении Казахстана те же планы, которые привели к переформатированию Крыма. Все время говорится, что Россия претендует на Северный Казахстан». Таких планов у России, безусловно, нет. «Тем не менее, спекуляция на эту тему постоянно в казахской националистической прессе происходит».

Платон Петров,
«КОНТ»