«Пусть мысли, заключенные в книгах, будут твоим основным капиталом, а мысли, которые возникнут у тебя самого — процентами на него».

Фома Аквинский,
итальянский философ, теолог

Сегодня вся интеллектуальная мощь российского экспертного сообщества, как приближенного к правительственным кругам, так и находящегося в свободном плавании, направлена на разрешение главной задачи дня – как обеспечить рост экономики? Как ни крути, но общество жило, живёт и будет жить трудом его людей.

Нельзя сказать, что нынче россияне сплошь и рядом валяются на диванах, почивая на доходах, которые обеспечивают нефтегазовые трубы. Многие трудятся в меру своих сил, способностей и возможностей. А каков от этого эффект? Он является микроскопическим, так как Россия оказалась на задворках мирового экономического развития.
Даже гвозди, которые так старательно и методично вбивал в крышку гроба коммунизма незабвенный Анатолий Борисович Чубайс, можно даже сказать с упоением фанатика, одухотворённым музыкой Вильгельма Рихарда Вагнера (особенно его композицией «Der Weg in Walghal») — мы уже не в силах производить сами.
А как же память, которую Творец вручил в пользование чадам своим? Неужели с ней стало что-то не так? Нет, к счастью, она жива, хотя её и стараются стереть апологеты «невидимой руки рынка», которая всё расставит по своим местам – кому вершки, а кому корешки. Ведь известно, что рынок сам по себе ничего не производит. Он лишь распределяет.
Вот этому распределению, но не производству, и поют осанну либеральные щелкопёры. Ну, и как? Всё разложено по полочкам?
1,5 % мирового валового продукта – удел совершенства нынешней России? И это на фоне огромных ресурсов, которыми награждена Русь?! И ведь умом и работоспособностью Он не обидел их владельцев.
Те, которые не находят приложения своим силам в РФ — эмигрируют, живя по принципу «Где хорошо, там и Родина». Другие пытаются как-то приспособиться в текущей жизни. Третьи, не желающие мириться с реальностью, стараются противостоять той атмосфере затхлости, безнадежности, безысходности, уныния, апатии и безразличия, охватившей российское общество.

В мире много говорилось и говорится о германском экономическом чуде, японском, сингапурском и т.д... Сейчас у всех на устах восторги по поводу китайского феномена. Но вот о русском экономическом чуде говорить не принято. О нём стыдливо умалчивается. Но почему? Думается, что именно в пропагандистских целях, дабы человечество смирилось с властью мирового финансового капитала, который старается законсервировать существующий мировой порядок. Этот порядок предусматривает наличие касты избранных господ, властвующих над остальными людьми и воспринимаемых в качестве рабов, низведенных до уровня животных в человеческой оболочке.
90 лет назад, то есть в 1929 году, стартовал первый пятилетний план развития народного хозяйства Советской России. Именно план, а не стратегия развития, коим ныне «страдает», проливая тонны пота и рождая горы макулатуры, охая и ахая, российское правительство, стеная о нехватке капиталовложений (инвестиций).
Возникает вопрос – а хочет ли на самом деле развивать страну руководство РФ? Увы, наверху слышны лишь одни заклинания, больше смахивающие на камлания шаманов. Иван Крылов верно подметил: «А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь».

Тема индустриализации в СССР невероятно обширна и поэтому мы постараемся представить её самыми широкими мазками. В первую очередь, следует сказать о том, как большевики пришли к решению о необходимости модернизационного рывка.
Сегодня президент Путин много говорит об экономическом рывке, но вряд ли это может произойти в эпоху его правления. Японская народная мудрость гласит: «Когда доверие потеряно, уважение разрушено, а надежды растоптаны, то власть императора кончается»…
Итак, начнём с истоков русского экономического чуда. За стартовую прямую возьмём Великую октябрьскую социалистическую революцию, но опустим события времен иностранной интервенции, во многих аспектах приведшей к Гражданской войне, период военного коммунизма, а также этап «новой экономической политики» (НЭП).
К концу 20-х гг. были решены основные задачи, возлагавшиеся на НЭП. Было восстановлено разрушенное войнами хозяйство, стабилизировалась социальная и демографическая ситуация, сложилась и укрепилась система государственных органов и учреждений, а также правопорядок.
Но вместе с тем выявились и стали нарастать новые противоречия (куда уж тут денешься от диалектики Демокрита и Гегеля), которые уже в 1927—1928 гг. воспринимались руководством страны как угрожающие. Тем более, во враждебном окружении Запада, воспринимавшим образ жизни советских людей, как угрозу всему тысячелетнему опыту человечества, согласно которому общество делится исключительно на рабов и господ.

Внутри страны возникло стабильное неравновесие, которое быстро сдвигалось к острому противостоянию в отношениях между городом и деревней, промышленностью и сельским хозяйством. Село оказалось в большей степени самодостаточным и не имело внутренних стимулов для интенсивного развития.
Производство зерновых остановилось примерно на уровне 1913 г., но при этом существенно снизилась его товарность, так как крестьяне полученную продукцию в основном потребляли сами.
А чем кормить горожан? Что поставлять на экспорт? Ведь, как гордились и гордятся адепты той «России, которую мы потеряли» тем, что она кормила хлебом всю Европу. Откуда брать валюту для развития?
Например, в 1926 г. при таком же, как в 1913 г., урожае экспорт зерна был в 4,5 раза меньше (и это был самый высокий за годы НЭПа показатель), чем при правительстве страстотерпца Николая II. С другой стороны, индустриализация, которую необходимо было начинать с создания базовых отраслей промышленности, не могла ещё обеспечить рынок нужными для села товарами. Снабжение города через нормальный товарообмен нарушилось.
Возник заколдованный круг: для восстановления баланса нужно было ускорить индустриализацию, а для этого требовалось увеличить из села приток продовольствия, продуктов на экспорт и рабочей силы. Но как? Ведь крестьянин вполне сносно начал питаться, став жить по принципу – сытый голодного не разумеет, и, следовательно, по большому счету, проблемы горожанина и страны ему стали, грубо говоря, — по «барабану». Поэтому необходимо было увеличить производство хлеба, повысив товарность сельского хозяйства и создав на селе потребность в продукции тяжелой промышленности (тракторы, комбайны, веялки, сеялки и т.п.).
Разорвать сей порочный круг можно было только посредством радикальной модернизации сельского хозяйства. И вот здесь в руководстве партии большевиков возникли большие разногласия, которые необходимо осветить подробнее.
Теоретически для этого были два пути. Один – новое издание «столыпинской» реформы, то есть поддержка набирающего силу «кулака» и перераспределение в его пользу ресурсов основной массы хозяйств «середняков», а, по сути, создание в деревне крупных фермерских хозяйств и сельского пролетариата.
Сейчас в РФ принята именно такая схема. Крупные агрохолдинги вынуждают свертывать производство мелких фермеров, которые не выдерживают конкуренции и разоряются, превращаясь в наемных работников, работающих за копейки на хозяина средств производства.

Второй путь – ликвидация очагов капиталистического хозяйства («кулаков»), то есть, по мнению «творческой интеллигенции», — справных мужиков, и образование крупных механизированных коллективных хозяйств (колхозов), то есть производственных кооперативов. Правда, был ещё и третий путь – постепенное развитие трудовых единоличных крестьянских хозяйств и их кооперацией в «естественном темпе».
Но, по всем расчетам, он оказывался слишком медленным. Кстати, во времена правления Сталина крестьян-единоличников насчитывалось до 8 %. Вот вам и «кровожадный тиран», который, якобы, полностью выкорчевал справных мужичков, которые добывали хлеб насущный в поте лица своего.
Не будем забывать и о том, что первая Мировая война не разрешила тех противоречий, которые существовали в капиталистическом мире.
Тогда все понимали, что новая мировая война неизбежна и к ней необходимо готовиться. Целью следующей войны было: уничтожение СССР как независимого государства, показывающего пример всему миру в том, что может существовать и другое общество, построенное на принципах отсутствия эксплуатации человека человеком, а также борьба за гегемонию США над миром в противовес господству Британской империи.
Принятие окончательного решения о необходимости индустриализации состоялось после срыва хлебных заготовок в 1927 г., когда «кулаки», а также наиболее зажиточная часть середняков, отказывались по твердым ценам поставлять зерно государству. А ведь под этот урожай уже были заключены договоры с иностранцами о поставке промышленного оборудования и товаров широкого потребления.
В следующем году кампания хлебозаготовок стала ещё более провальной, так что государству пришлось применить чрезвычайные меры, вызвавшие 1300 мятежей.
В 1928 г. были введены карточки на хлеб в ряде городов, а в следующем — карточки ввели во всех городах, которые были отменены только 1934 году.

Вторым кардинальным вопросом, стоявшим перед руководством СССР, был выбор способа индустриализации. Не имея, в отличие от России начала 20 века, иностранных кредитов, как важного источника средств, СССР мог проводить модернизацию лишь за счет внутренних ресурсов. Даже имея золото, как унаследованное большевиками от царского правительства, так и добытое собственными силами, мы не могли купить на них необходимое промышленное оборудование и технологии за рубежом, так как Запад ввел против Советской России «золотую блокаду». Проще говоря, иностранцы даже за золото отказывались продавать товары.
В высшем руководстве была влиятельная группа (член Политбюро Н.И. Бухарин, председатель Совнаркома А.И. Рыков и председатель ВСЦСПС (профсоюзы) М.П. Томский), отстаивавшая «щадящий» вариант постепенного накопления средств через продолжение НЭПа. И.В. Сталин и его сторонники настаивали на форсированном варианте. В итоге победила точка зрения Сталина.
Интересно, что в годы «перестройки» (1989 г.) было проведено моделирование варианта Бухарина современными математическими методами. Расчеты показали, что при продолжении НЭПа был бы возможен рост основных производственных фондов в размере 1-2 % в год. При этом нарастало бы отставание не только от Запада, но и от роста населения СССР (2 % в год). Это предопределяло поражение при первом же крупном военном конфликте, а также внутренний социальный взрыв из-за нарастающего обеднения населения (видимо, сейчас эта проблема Кремль не беспокоит, а зря).

Но пойдем далее. Решение принято. Но кто будет осуществлять модернизацию? Своих кадров практически не было. На всю страну было всего от 5 до 15 тысяч инженеров (оценки исследователей существенно разнятся).
Но как говаривал никогда не унывающий Остап Бендер: «Заграница нам поможет».
В 1928 г. в СССР прибыла группа из 40 американских инженеров и проектировщиков во главе с авторитетным американским предпринимателем Альбертом Каном. Он был владельцем известнейшего во всем мире конструкторского бюро промышленного проектирования конвейерного типа. С ним был заключен долгосрочный договор на проектирование и строительство крупных промышленных предприятий, что называется, «под ключ». Заводы целиком закупались за рубежом в разобранном состоянии, а в России собирались и запускались уже на готовой инфраструктуре. Кстати, в строительстве автомобильных заводов нам здорово подсобил знаменитый Генри Форд ( ЗиЛ, ГАЗ).
Именно Кан и его группа помогли построить такие промышленные гиганты, как Сталинградский, Харьковский и Челябинский тракторные заводы, Магнитогорский металлургический комбинат, Днепрогэс и многие другие, которые были введены в строй в ходе первой пятилетки (1929—1933 гг.). Всего с помощью Кана было построено 570 предприятий. Но товарищ Сталин не был бы товарищем Сталиным, если бы позволил себе роскошь не воспользоваться опытом иностранных, как сейчас говорят московские политики, партнёров.
Ведь не зря же личная библиотека Сталина насчитывала около 20 тысяч томов. Этот руководитель Советского (Русского) государства постоянно учился, то есть добывал знания. Известно, что его нормой прочтения было 250-300 страниц в сутки (и когда он всё успевал?). Даже находясь на отдыхе вдали от Москвы, Сталин просил жену, например, выслать ему справочники по металлургии и электротехнике.

Тягу к просвещению и знанию советское руководство стремилось привить широким массам трудящихся, создавая в сёлах, деревнях, городах, школах, на предприятиях десятки тысяч библиотек, хотя и без пивных точек досуг людей не обходился.
Например, в городских парках отдыха и культуры обязательно были киоски для продажи мороженного, соков, а также… пива. Как водится, дитям мороженое, женщинам цветы, ну, а мужикам свежего пивка. К слову, после смерти Сталина к 1985 г. потребление алкоголя на душу увеличилось в 3 раза! Только не надо думать, что к этому привело потребление пива в местах отдыха граждан. Тогда люди знали меру, так не страдали бездельем и не испытывали стрессов от безнадёги и безысходности.
Упомянутый выше Кан писал много записок в Кремль, сетуя на то, что не может понять русских, которые привлекались к работе в его группе, но задерживались там всего на 3-4 месяца. Но поскольку предприятие американца в своей деятельности делало упор на принцип конвейерного производства, то так же поступило и советское руководство. Через американцев, как на конвейер, стали пропускать советских специалистов, которые учились у них, а затем полученный опыт реализовали на практике, обходясь уже собственными силами. В 1933 г. Кан и его группа, выполнив условия договора, покинули Россию. Историки отмечают, что на пике индустриализации в СССР работало 200 тысяч американских рабочих и инженеров. Кроме того, поднимать индустрию помогали и германские специалисты со своим оборудованием и технологиями, пока Гитлер не пришел к власти.
Пристально вглядываясь в ту эпоху, поражаешься глубине мышления и чувству предвидения, присущим большевикам-коммунистам, работавшим тогда в Москве и регионах. Вот их уж точно не назовешь кремлевскими сидельцами, в отличие от нынешних властителей Руси. Убогость мышления последних, а также ложь, которая беспрестанно сочится и «мироточит» из их уст, заставляет отдать должное, как руководителям государства, птенцам гнезда Сталина и снять перед ними шляпу. Ведь именно элита задаёт и определяет жизнь народа, страны и государства.
А что возьмешь с нынешних «властителей дум», почивающих, уютно расположившись, на нефтегазовых трубах, кроме их сивушного бреда о таргетировании инфляции; насущности проблемы ослабления волатильности рубля; создании благоприятного инвестиционного климата для привлечения спекулятивного капитала и озвучивании липово-никчемных, с точки зрения механизма их реализации, «национальных проектов»? Их многочисленные резиденции, дворцы, виллы и яхты, а также костюмы с лаковыми штиблетами, украшенными золотыми пряжками от Дольче с Габаной в расчет брать не будем, ибо мы люди не завистливые.

От этой публики слышны лишь только красиво-заумные фразы, облеченные в оболочку наукообразных конструкций, призванных показать народу их правильность, надежность и непогрешимость. Но, доподлинно известно, что коллективизм и солидарность, творческий порыв и жажда бескорыстного созидания – вот что держит на плаву общество в трудные времена. Что сегодня могут нам предложить птенцы гнезда Горбачева-Ельцина-Путина для прорыва? Какой образ будущего они нам могут представить? Вот и для автора этот вопрос вопросов является тайной за семью печатями.
Впрочем, нам пора вернуться в прошлое. Некоторые пытливые читатели вполне справедливо могут озадачиться вопросом: «А к чему были все эти перекосы в индустриализации, приведшие к неимоверному напряжению народных сил и приведшие к множеству людских трагедий?». Ответ — главной целью сталинской индустриализации было достижение национального суверенитета, чтобы без помех извне строить свой дом по собственным лекалам и представлениями о добре и зле. Кроме того, эта была попытка создать экономику, где каждый член общества чувствует себя хозяином. Сталинская экономика – это проектная, плановая экономика.
Здесь нет ничего удивительного. Обыкновенный здравый смысл. Ведь вы, встав с утра и позавтракав с чашечкой кофе или чая, планируете свои действия на предстоящий день? И, представив себе масштаб огромной страны, как поступит настоящий хозяин державы, который хочет дать людям достойную жизнь, ограждённую от происков врагов? А врагов в истории нашей страны всегда было с избытком. Он, конечно же, думая и о дне сегодняшнем, спланирует свои действия так, чтобы завтра с утра люди не сидели в окопах, а дерзали и творили в интересах общества и, следовательно, каждого из его членов. Это и предусматривал Советский проект русской цивилизации как формы жизнеустройства социума.
Теперь необходимо обозначить основные признаки сталинской экономики. В первую очередь, это государственная валютная монополия и монополия внешней торговли. Без этих двух основополагающих столпов народного хозяйства — ни о каком экономическом рывке не могло быть и речи. Кстати, Ленин и Сталин здесь не были первооткрывателями. Пионером был Иван Грозный, которого так ненавидело замшелое российское дворянство эпохи своего вырождения, а также не жалует современная либеральная шушера разных оттенков, возводящая хулу на Ивана Васильевича. При нём основным торговым партнером Московии были англичане, которые только доставляли

свои товары в Архангельск, а на внутреннем рынке торговали исключительно русские купцы. Они же и сбывали российскую продукцию оптом англичанам в строго отведенных местах.
Что касается финансовой системы государства, то с началом индустриализации в СССР была введена двухконтурная денежная система. В тяжелой промышленности, машиностроении, строительстве, транспорте, энергетике обращался безналичный рубль. Он не был средством обмена и платежа, то есть не являлся классической, с точки зрения марксистской политэкономии, денежной единицей. Безналичный рубль существовал лишь в качестве средства учета труда, степени его эффективности, а также оценки стоимости материальных ресурсов, призванный поддерживать межотраслевой баланс (условно говоря, сводить к нулю дебет с кредитом). Это позволяло вовремя отслеживать и устранять диспропорции, возникающие в экономике. Поэтому, а также учитывая, что в Советском Союзе отсутствовал ссудный процент (деньги тогда не продавались), инфляция в народном хозяйстве отсутствовала.
Эффективности сталинской экономики во многом, если не в первую очередь, служила система государственного планирования и централизация управления. Функционирование финансовой и денежно-кредитной системы обеспечивалось работой всего лишь трех банков. Это – Государственный банк, Внешторгбанк и Промстройбанк. Это были именно банки, а не нынешние меняльно-ростовщические конторы. Госбанк СССР занимался не извлечением прибыли, как Центробанк РФ, а кредитовал промышленность и осуществлял контроль за расходованием средств. Что касается обращения наличных денег, то они были задействованы только на потребительском рынке товаров и услуг, являясь средством расчета при выплате заработной платы, пенсий, пособий, стипендий. Кроме того, наличные деньги выдавались в качестве кредита артелям и колхозам.
Ныне глава Центробанка РФ Э. Набиуллина демонстрирует «титанические» усилия по борьбе с инфляцией, но иначе как борьбой с ветряными мельницами эти жалкие потуги никак не назовешь. Ведь коммерческий кредит выдаётся под неподъёмный процент. Таким способом инфляцию даже на Том свете побороть невозможно. Нельзя сказать, что правительство и Центробанк не пытаются что-то сделать, демонстрируя видимость работы на благо россиян. Например, стараясь восполнить «недостаток» инвестиций в экономику, правительство РФ только в январе текущего года закупило американских государственных обязательств (облигаций) на 13,18 млрд. долларов. Именно такая сумма была изъята из российской экономики и перекачана в экономику США.
Кроме того, на данный момент в Сирии кремлевские гуманисты восстанавливают 4 тысячи школ. Как вам такая забота? Помилуйте, но так и хочется разрыдаться от наплывшего восторга и умиления!
Или вот ещё. Госдума в третьем чтении приняла закон, обязывающий выплачивать алименты безработным гражданам предпенсионного возраста, которые остались без средств к существованию. Содержать предпенсионеров (женщин и мужчин, достигших 55 и 60 лет соответственно) будут их дети. Как лихо придумали кремлевские благодетели поддерживать на плаву, хватающихся за соломинку, одних нищих за счет других!
Это и есть высочайший полёт мысли? Это и есть пресловутая креативность правящего класса?
При том, что, по данным государственной налоговой службы, налоговые поступления от населения превысили налоговые платежи от всего топливно-энергетического комплекса страны.
Впрочем, в «могучей энергетической сверхдержаве» по-другому быть не может...

Однако, утерев слёзы радости и восторга, промокнувши их платочком от Армани, купленным в кредит под грабительский процент, всё же вернёмся в 30-е годы.
Известно, что в СССР средства производства, недра, леса, водные ресурсы, земля находились в собственности государства, то есть были общественным достоянием.
Земли сельхозназначения находились в вечном пользовании колхозов и владельцев приусадебных хозяйств. Резко повысить товарность сельскохозяйственного производства и снизить себестоимость продукции помогли машинно-тракторные станции (МТС) (прообраз современных лизинговых компаний, сдающих технику в аренду агрохолдингам во время сельхозработ), заключавшие договоры с колхозами на проведение работ по вспашке, севу и уборке урожая.
В области промышленного производства (в основном, в сфере производства товаров широкого потребления и строительстве) успешно работали артели, которые на пике давали до 9 % ВВП, где трудились и были пайщиками 1,8 млн. человек.

Никакой волокиты при получении уставных документов не было. Их можно было оформить за день в любом райцентре. Как там сегодня у нас обстоит дело с оформлением бумаг для осуществления предпринимательской деятельности? Говорят, что очень худо и скверно.
Основной формой оплаты труда на промышленных предприятиях была сдельная система. Это потом, уже при Хрущеве, сдельщину сильно урезали, введя повремённую оплату, которая никак не была связана с конечным результатом труда. Темпы роста экономики СССР 30-40 гг. в среднем составляли 17 % в год! Этот показатель до сих пор никакой стране мира даже не снился. Подсчитано, что если бы не Великая Отечественная война, то с 1940 по 1950 гг. экономика СССР выросла бы в 3,9 раза. Это к тому, что у нас сегодня довольно много развелось сочинителей альтернативной истории.

Бурному росту промышленности в большой мере способствовала и тесная связь науки с производством. Например, если разработка научно-исследовательского института приносила экономический эффект, то 25 % прибыли шло авторам идеи и 25 % заводу. На промышленных предприятиях наблюдался бум движения рационализаторов и изобретателей. Причем «головастики» сразу же получали деньги из заводской кассы. При Хрущеве и Брежневе такая процедура была обставлена бюрократическими препонами, которые тормозили творческую мысль.
Отдельно следует остановиться на источниках финансирования индустриализации. Среди исследователей эта проблема вызывает наибольшее количество вопросов. Как известно, в октябре 1929 г. грянула Великая депрессия. Мировой экономический кризис охватил ведущие промышленные державы. На Западе, особенно в США, появились миллионы безработных и голодающих. В Штатах в 30-е годы разорились десятки тысяч фермеров. От голода умерло несколько миллионов человек. Ведя холодную войну против СССР, США засекретили данные о числе умерших от «благ» капитализма, но широко раздули тему голода в 1933 г. на Украине и некоторых регионах РСФСР. У нас эта трагедия сложилась при стечении нескольких объективных и субъективных обстоятельств, которые требуют отдельного разговора.
Основными продуктами экспорта СССР было зерно, лен, лес и пушнина. В 1929 г. цены на зерно упали в 6 раз, на лес и лен в 3-4 раза. Но цены на западное промышленное оборудование снизились незначительно – 20-30 %. К тому же, экспорт зерна в 30-е гг. обеспечивал валютные поступления Советской России всего на 7-10 %.
Вот и гадай – откуда взялась валюта на индустриализацию? В период перестройки глашатаи экономического либерализма изрядно промыли мозги советскому человеку обвинением большевиков в том, что они-де распродали чуть ли не весь Эрмитаж и Гохран.

Последние работы российских историков убедительно доказали, что это очередной антисоветский миф. К началу экономического рывка из Эрмитажа действительно было изъято несколько ценных картин, которые были вывезены на Запад в качестве банальной взятки для нескольких влиятельных американских правительственных чиновников и бизнесменов. Не стоит забывать о том, что США признали СССР и установили с нами дипломатические отношения только в 1933 г., то есть с приходом Гитлера к власти в Германии. А так все контакты с Россией осуществлялись на неофициальном уровне. Вот Сталин и воспользовался этим, смазав, где надо и кому, колёсики человеческой души.
Следует признать, что некоторое российские олигархи, ворочая огромными деньгами, озаботились возвращением в Россию некоторых художественных ценностей. Например, Владимир Потанин выкупил на Западе «шедевр» Казимира Малевича в виде картины, означенной как «Черный квадрат», а Виктор Вексельберг вернул на Русь несколько яиц от Фаберже. Что ж, и на этом спасибо.
Итогом индустриализации в СССР стали 9800 крупных и средних промышленных предприятий, которые были построены к 1940 г., то есть за день в среднем вводились в строй по 2 завода и фабрики. Было явленно на свет 2,5 тысячи новых городов. Просто немыслимо! Кстати, есть ещё один весьма любопытный момент во всей этой грандиозной эпопее.

Дело в том, что советское руководство, предвидя угрозу предстоящей войны и понимая мощь германской военной машины — лучшей на тот момент в мире, озаботилось подготовкой, что называется запасных аэродромов. В обстановке строжайшей секретности был разработан мобилизационный план эвакуации промышленных предприятий из западных и центральных экономических районов на Урал, в Казахстан и Западную Сибирь.
Предвидя, что Красная Армия не сможет на первоначальном этапе войны выдержать ударов вермахта и начнет отступать вглубь страны, Сталин и его команда вспомнили опыт первой Отечественной войны 1812 г. Тогда никто в Европе не мог в открытом сражении выиграть у Наполеона, так этот француз-корсиканец был непревзойденным тактиком. Исключением является битва на Бородинском поле, когда русские и французы сразились вничью, но Наполеон тогда так и не решился ввести в бой старую гвардию, которая наверняка могла бы решить исход сражения не в нашу пользу. Именно из-за стратегических соображений Кутузов был вынужден оставить Москву с целью сохранения костяка армии.
Целью же гитлеровского блицкрига на Востоке был молниеносный захват основных промышленных центров СССР, чтобы лишить вооруженные силы тыла. А без него, как известно, армия есть толпа голодных и безоружных людей. За 4 месяца 1941 г. демонтировано 10 тысяч (из них 2,5 тысячи крупных) промышленных предприятий, которые были перебазированы на восток. А уже через 6-8 месяцев они начали давать продукцию. К примеру, Днепропетровский металлургический завод был вывезен всего за 10 суток! Кто может усомниться в том, что планы эвакуации не были заранее тщательно разработаны?

После окончания войны к 1947 г. Советский Союз восстановил объемы промышленного производства на уровне 1940 г. В этот же год были отменены продуктовые карточки и проведена денежная реформа, которая была, в основном, направлена на то, чтобы изъять деньги у спекулянтов, нажившихся на людских бедах. Вскользь упомянем о том, что вплоть до 1953 г. ежегодно снижались цены на товары широкого потребления, поскольку основным критерием эффективности экономики была не прибыльность, а снижение издержек, то есть уменьшение себестоимости продукции.
Но как водится, одна беда цепляется за другую. В 1946 г. СССР поразила засуха. По степным сельскохозяйственным регионам пронеслись суховеи, которые уничтожили посев зерновых на огромных площадях. Снова пришлось столкнуться с голодом.
В связи с этим, в 1948 году возникла очередная сталинская задумка – проект под условным названием «Преобразование природы», рассчитанный на 12 лет. Планировалось в степных и лесостепных регионах высадить 5 млн. гектаров лесонасаждений (лесополос), создать 12 тысяч прудов и 2,5 тысяч водохранилищ. Кроме того, начались широкомасштабные работы по расчистке русел малых рек со строительством на них малых электростанций районных масштабов.
К 1953 г. удалось озеленить 2 млн. га. После этого урожайность в колхозах сразу повысилась на 25 – 30 %. После убийства Иосифа Виссарионовича программа была свернута, как и многие другие проекты, призванные создать на Земле цивилизацию, альтернативную западному ветхозаветному библейскому проекту. Итогом сталинской экономики было рождение второй после США сверхдержавы.
Это было достигнуто через трудовое и творческое подвижничество всего народа при общем энтузиазме, по силам сходным с религиозным. Однако, условием и, в какой-то мере, следствием этого порыва был так ненавидимый либералами тоталитаризм – соединение общества жесткими скрепами (которые никак не могут придумать и внедрить в жизнь нынешние господа «рыночники»), которые из всех и каждого «выжимали» все физические и духовные ресурсы. Одним из главных механизмов этой системы было государство, а в числе других — идеология (сегодня тщательно изгоняемая кремлевской братвой ) и общественное сознание.

Главным в модернизации было превращение человека с крестьянским типом мышления, восприятием времени, стилем труда и поведения — в человека, оперирующего точными отрезками времени, способного быть включенным в координированные, высокоорганизованные усилия огромных масс людей. То есть человека современного индустриального общества. Запад создавал такого человека в течение 400 лет, в основном возложив эту задачу на частного хозяина, который дубил шкуру рабочего угрозой голода. Следует особо подчеркнуть, что и государство действовало на Западе в том же направлении такими жестокими методами, которые России были неведомы (например, законы о бедных и о бродяжничестве).
Уважение к собственности вбивались вчерашним крестьянам жестокими способами: в начале 19 века в Англии вешали даже детей за кражу в лавке на сумму более 5 фунтов стерлингов, а за бродяжничество клеймили с 14 лет. В СССР на воспитание дисциплинированного, точного и ответственного человека отводилось 10 лет.
И русские люди с честью выдержали этот экзамен! Именно тогда и могли родиться такие песенные строчки:

«… Мы рождены, чтоб
сказку сделать былью,
Преодолеть
пространство и
простор,
Нам разум дал стальные
руки-крылья,
А вместо сердца –
пламенный мотор…»
( марш Авиаторов)

При этом, любовь переплеталась с жёсткостью и жестокостью. Сегодня всякие Сванидзе и Гозманы, Надеждины и Млечины, Солженицыны и Приставкины, Гроссманы и Войновичи видят в той жестокости преступный характер Советского государства. Как же, по мнению этих господ, одна половина населения тогда сидела в ГУЛАГе, а другая их охраняла. Конечно, на личном уровне мало кому понравится жизнь в казарме.
Вполне понятна и психология дезертира, особенно если ему удалось спрятаться. В 30-е годы таких было немного. Главное, что было достигнуто почти невозможное: поколение точных и дисциплинированных людей было воспитано без подавления их духовной свободы и творческой способности.
Для воспитанников той эпохи главной ценностью был труд, осуществляемый в творчестве. Они не понимали радости жизни в безудержном потреблении материальных благ. Для них высшей радостью было служение общему благу.
Вот один из примеров.
К началу 1-й пятилетки СССР столкнулся с проблемой острой нехватки каучука, так как англичане почти полностью контролировали мировое производство природного каучука.
Сталин, на одном из совещаний комсомольского актива обратился к молодежи с призывом найти аналог дереву гевея, из которого получают каучук . Через некоторое время усилия увенчались успехом. В предгорьях Тянь-Шаня было найдено многолетнее травянистое растение рода Одуванчик под названием кок-сагыз, корни которого содержат до 27 % каучука. Остальное было делом техники – целые колхозы стали выращивать эту техническую культуру, сняв проблему производства резины.
Великая Отечественная война наглядно доказала, что усилия по воспитанию нового типа человека, в котором животное начало оказалось на задворках души — не пропали даром. И если бы она не выкосила до 80 % молодых сталинских соколов (не путать с «соколами» Жириновского), лучших из которых модель государственного управления тянула на верха социальной лестницы, ликвидированная Хрущевым, то кто знает, как сложилась бы наша история к настоящему времени.

Да будем вечно помнить о том, что утерять наследие предков – есть неисправимая глупость его потомков.

Игорь Андреев,
г. Партизанск