«...Так оставьте ненужные споры, я себе уже всё доказал — лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал...»

Путешествие — это такое длинное слово, которое подразумевает поездку, какие-нибудь приключения, увидеть новые места, общаться с людьми другого края. В общем, от приятного волнения внутри себя, от испытания себя, переполняющей радости захватывает дух, что хочется раствориться без остатка.
Совершить путешествие-поездку в другие места регионов нашей России для меня стало реальностью с 2007 года.
Именно в этот год я познакомилась с туристическим клубом «Берендей», руководителем которого является Геннадий Евгеньевич Козлов.
Очень впечатлительное и, особенно незабываемое было моё первое восхождение на гору Читинза в городе Партизанске. Гора высотой 1239 м., мой муж её всегда называет «Лысая».

Геннадий собрал довольно-таки большую команду, более 20 человек, проинструктировал о необходимом снаряжении. Для начинающих туристов — это очень важный момент, т.к. можно взять много лишнего по незнанию. И я со всеми пошла совершать свой первый подвиг отважного восхождения со всей полной экипировкой и выкладкой, т.е., с огромным тяжелым рюкзаком за спиной.
Геннадий вел группу со знанием своего туристического дела, того стажа многолетнего опыта, которого не было у многих из нас. Самым прытким быстроходам не давал уйти вперёд и всегда останавливал группу на привал, чтобы дождаться отстающих.
Был июнь, стояла жара, пот лился градом, рюкзак давил плечи. И здесь я поняла: Геннадий выбирал места для привала в соответствии с погодой или возможностью увидеть необычные свисающие скалы, выступающие утёсы.
Уже стемнело, когда мы все поднялись на хребет, достали фонарики и дошли до вершины.

Общественное туристическое снаряжение Геннадий распределил ещё на старте. Кому тент, кому топор, кому пилу, кому палатку, набор котелков нёс сам. Распределил обязанности — этот порядок в других будущих походах всегда соблюдался.
Во время пути не помню криков, грубости, хамства с его стороны. Наоборот, всегда сдержан, тактичен, спокоен, не создает путаницы, паники.
И впоследствии я увидела в его лице очень сильного, надежного, знающего и понимающего руководителя. Приобретя опыт походов по таёжному родному Приморью, в 2009 году я решилась отправиться в длительное путешествие на север Забайкальского края — Каларский район на Кадарский хребет, мини-пустыню Чарские пески, и сплав по рекам Апсат и Чара.
И снова щемящая душу радость, вперемежку с тревожными и грустными нотками. Электричка, поезда, ожидание, станции Тында — Новая чара. Глаз не могла оторвать от окна! Мелькавшие поля, леса, горы, лиственницы, болота. Мы ехали по железной дороге БАМА, когда-то легендарной стройки 1985 года Советского Союза. На каждой станции — стеллы с надписями «Урал — БАМу», «БАМу от Казахстана», «Свердловская область — БАМу» и другие — не успевала прочитать.
Ещё на старте в Партизанске Геннадий собрал всех участников, развернул карту и рассказал намеченный путь.

Север Забайкалья встретил нас моросящим дождём и холодом, продержал нас на стоянке у реки целых 4 дня, т.к. реки сильно разлились и не было возможности произвести заброску нашей группы на хребет. Пятого августа, наконец-то, погода утихомирилась. Бортовой ЗИЛ — грузовик повышенной проходимости, трёхмостовый, и его водитель Саша Державин доставили нас на отрог хребта высотой около 1 700 м. Мы все восхищались водителем, какой это смелый, отчаянный, сильный человек.
Я думаю, такие люди просты и благородны душой, и у них большое доброе сердце. Взращенные в суровом отдаленном краю земли, люди с железной силой воли, дисциплиной, самоотверженностью, которые всегда придут на помощь, не задумываясь.
Но видели бы вы ту дорогу! Сплошную мощённую из скал осыпей, колею, проходящую над обрывом, и сверху свисающие карнизы, грозящие столкнуть наш грузовик. Глядя на все чудеса природы, диву даюсь: живут же люди в такой далёкой глубинке, они приросли к земле своей родной, как множество лиственниц — этого извечного дерева Севера, к своему месту в тайге. Девственная природа, чистейшая вода, звенящий горный воздух и идущее изнутри ощущение вечности всего того, для чего мы, люди, всего лишь краткий миг Истории.

Невероятно, мы как будто взлетели и река Быйики, у которой была днёвка, теперь сверху виднелась тонкой ниточкой.
Первая ночёвка застала нас на склоне осыпей, где изредка, местами росли кусты, деревья. Наступил первый рассвет в горах — это очень зрелищная картина! Представьте себе: большой круг горящего солнца, медленно выползающего из-за хребта, и появляются первые лучи, которые озаряют небосклон и противоположные склоны бликами, «зайчиками», яркими красками. Все фотоаппаратами сняли лучшие для себя места и фотографировали, фотографировали...
Солнышко ласково припекает, легкое, тёплое дуновение ветерка и доставучие мушки, гнус... Но эти насекомые, такая мелочь по сравнению с тем, что мы совершаем, преодолевая и укрощая свой нрав, свои доморощенные капризы, терпя все отрицательные казусы путешествия. Горы впереди возвышаются отдельными столбами, изображая причудливые формы: вот кажется, что впереди показался строй танков, немного продвинулись вперед и вместо танков чётко видны тракторы, которые взобрались на остроконечный хребет.

Геннадий — наш вожак, наш поводырь ведёт группу, будто сам сверху просматривает путь. Не знаю кто и как, а для меня везде горы: сзади, спереди, слева, справа, наискосок. Это какой должен быть большой опыт, чутьё, видение местности!
Совместить карту с местностью, прочесть полоски географических высот, впадины, возвышенности, понижение, повышение. Именно такими, исключительными знаниями, обладает Геннадий. И у меня ни разу не возникло сомнение, что группа заблудится.
Я шла медленно, вымеряя каждый шаг, опираясь на альпеншток. В 2009 году — не помню были ли палки — «скандинавки», которые на сегодняшний день в моде. А тогда Геннадий дал всем команду изготовить альпенштоки из лиственницы, обучил как ими пользоваться. Я по сей день в горы беру альпеншток.
На пути обрывистый склон с шатающимися камнями. Гена дал команду наладить страховку для прохождения опасного участка.
Горы состоят в основном из голых осыпей, очень редко где — заросшие мхом, под которым сохраняется влага, и наступать на него было небезопасно: скользили ноги, шевелились камни. Да, и что удивительно, мы здесь находили кустики смородины-каменушки с бурыми горько-кисловатыми ягодками. Но это живительный бальзам! Кладезь витаминов! Это были ягоды, вкуснее которых я не пробовала! Как это растение здесь выживает на голых осыпях? И на очередном привале отыскивала кустик смородины и наслаждалась неповторимым вкусом плодов.

Апсат гремел и клокотал бурным течением водоворотов. Впереди слышался шум реки на порогах. Мы сильно работали вёслами, выгребая в обходную протоку. Общими усилиями вышли на плёс и причалили к берегу. Геннадий дал команду разбить лагерь, а сам пошёл на разведку реки. Вернувшись, Гена сообщил, что предстоит обнос вещей, так как. река в этом месте опасная.

Ночёвка была перед горой Зарод. Утром Геннадий дал команду на восхождение. Мы шли, ноги утопали в мягком мху, порой проваливались между камней и пробирались сквозь заросший кустарник. На вершине рос кедровый стланик, ольховые кусты и ещё голые обугленные выжженные лиственницы, они были корявого вида, некогда дремучего леса, и невольно наводили на мысль о лешем и других сказочных персонажах. Сказка сказкой, а вот огонь — это человеческий фактор, не щадил этой первозданной природы. Под бурями лес выстоит, а вот под огнём не устоит, чёрной головешкой обгорит. Пал лес, теперь, как рана ожоговая, десятки-сотни лет заживать будет.
Мы подошли к отвесному краю горы. Невероятно красивый вид открывался перед нами на простертую долину. Озёра различных форм, переполненные солнечной зыбью, с отражением в них ажурной бахромы из растущих вдоль них деревьев. «Природа — та же церковь, пришёл и молись, только про себя...»

Сплав мы закончили в эвенкийском посёлке Чапо-Олого. Навстречу бежали дети разного возраста, полураздетые, полубосые, чумазые, с наивными доверчивыми лицами. Поражает бедность: коренные народности живут в балках бараках. Чернеющие глазницы некоторых брошенных домов… Просто про людей забыли и выживали они тут, как могли. В магазинах хлеб не продавали, цены на другие продукты немногочисленного ассортимента высокие.
Детки показали нам свою мастерскую, где шили, вышивали амулеты подвески и другие изделия. Это была комната-музей. Женщина эвенка одела национальную одежду и мы с ней фотографировались, давая ей возможность заработать. Один кадр 10 рублей. И тут я вспомнила «Путешественник в чужом краю — мешок с деньгами, который все норовят поскорее опорожнить.»
Теперь, спустя годы, могу с уверенностью констатировать, что поход на Кодарский хребет состоялся, и намеченный путь, который знал только Геннадий Козлов, был успешно пройден. За время пройденных и преодоленных трудностей во мне что-то поменялось. Я испытала себя, хоть немного, но прикоснулась к судьбам других людей и истории.
Я возвращаюсь, чтобы собраться с силами в новые, не менее интересные походы под руководством Геннадия Козлова.
Путешествие для всей нашей команды — это маленькая, но победа!

Наталья Жидкова

Уважаемый
Геннадий Евгеньевич!

Мы сердечно поздравляем Вас с юбилеем!
Чистого неба, хорошей
погоды,
Радужный мост через
реку пусть ляжет,
И пусть пейзажи
любимой природы
Манят подальше от
многоэтажек.
И пусть, петляя, ведут
тебя тропки
К новым открытиям и
впечатленьям,
Удача бежит с тобой без
остановки,
И каждый день дарит
счастья мгновенья!

P.S.
«…Так оставьте ненужные споры, я себе уже всё доказал — лучше гор могут быть только горы, на которых ещё не бывал….»
(Владимир Высоцкий, «Прощание с горами» из к/фильма «Вертикаль»)