2 — 4 сентября на острове Русский Приморского края проходил Восточный экономический форум – ВЭФ, который с 2012 года в шестой раз собрал бизнесменов, политиков, чиновников и представителей иностранных государств.

Для России ВЭФ – это восточная «витрина» нашего государства, поиск инвесторов и подписание протоколов намерений. О прошедшем ВЭФ уже написано немало, а что думают о ВЭФ, развитии бизнеса в Приморье иностранные участники форума? На условиях анонимности автор взял интервью у одного из участников ВЭФ из Японии, задал вопросы о российско-японских отношениях. Собеседник выражал своё личное мнение и, на мой взгляд, это является важным моментом, так как это позволяло ему быть более свободным.

— Вы впервые были на Восточном экономическом форуме? Ваше мнение о нём?

— Добрый день. Нет, я ранее уже бывал и во Владивостоке, и принимал участие в нескольких предыдущих ВЭФ.
В этом году большая часть форума стала онлайн, и это понятно.
Если говорить об организации, то возникло ощущение, что многие вопросы решались в последний момент: буквально за час до какого-то мероприятия.
У меня сложилось впечатление, что не всё было продумано, не всё удалось организовать и согласовать. Хотя на больших форумах это стандартная история, но в этот раз такое было особенно заметно.
По количеству договоров форум не уступал предыдущим, но несколько удивляло ощущение отсутствия лидера России на форуме.

— Как так? Мы же видели, что Владимир Путин был на ВЭФ.

— Это я сказал полушутя. Судя по трансляции, он присутствовал на пленарных заседаниях, но кроме этого непонятно, где он на самом деле находился. Никто из нас его не видел: только онлайн на экране монитора. Его личное участие могло дать другое ощущение всем нам и усилить статус форума. Отсутствие Путина удивило меня.

— Почему делегация Японии была небольшая?

— Премьер-министр Ёсихидэ Суга не приехал на форум во Владивосток. Думаю, что он больше был занят внутренней политикой Японии: у нас была Олимпиада и Паралимпиада, было много работы.
Да и вообще, если сравнивать премьер-министра Ёсихидэ Суга и предыдущего премьер-министра Синдзо Абэ, то они абсолютно разные люди. Абэ много внимания уделял внешней политике, делал громкие заявления, говорил, что он друг Путина, а Суга совсем другой. Он сильный политик, но сфокусирован больше на внутренних вопросах. К тому же, Вы, наверное, знаете, что в конце сентября он уйдёт в отставку по окончанию срока полномочий и не будет избираться вновь. У нас в стране новые выборы, так что пока доминирует внутренняя повестка.
К тому же, как заявляет правительство Японии, оно не получало официального приглашения для участия на форуме. «Росконгресс» пояснил это тем, что он не делал приглашение никому: кто хочет, тот сам подаёт заявку на участие в ВЭФ.

— Бытует мнение, что отставка премьер-министра Ёсихидэ Суга якобы связана с рядом сложностей при подготовки и проведении Олимпиады? Так ли это?

— Нет, скорее всего, его отставка больше связана с вопросами противодействия пандемии. Изначально у него был высокий рейтинг, он много раз повторял, что введение чрезвычайной ситуации будет последний раз, но она вводилась опять и опять. Это вызывало раздражение и у людей, и у бизнеса.

— Говорит ли это о том, что Япония стала меньше уделять внимание отношениям с Россией? Изменится ли такая политика в ближайшее время?

— Нет, не говорит. Правительство хочет решения территориального вопроса, и начать спокойно работать с российской стороной, идти дальше.
Политика в отношении России будет зависеть от того, кто станет премьер-министром Японии.
Среди кандидатов есть яркие политики, бывшие руководители МИДа, поэтому пока рано говорить о будущей внешней политике, нужно немного подождать.

— На Ваш взгляд, в какой стадии находятся экономические отношения японского бизнеса и Приморского края?

— Полагаю, что обе стороны заинтересованы в экономическом сотрудничестве. Если говорить о Приморском крае, сейчас перспективу имеет, например, приморский мёд.
На уровне правительства речь идёт, например, о поставке мяса из России в Японию и наоборот. Япония тоже хочет продавать свои брэндовые мясные продукты, но на уровне Приморского края сейчас из-за коронавируса нет обмена бизнесменами, контакты ограничены. Как я вижу, сейчас мало чисто частных проектов между нашими государствами.
Японский бизнес хочет, чтобы в контактах с ними были представлены официальные органы России, в качестве гарантии.

— Оказывают ли на интерес японского бизнеса американские санкции, введённые против России?

— Я думаю, что нет. Японские бизнесмены не приезжают в Россию вовсе не из-за санкций, а больше из-за того, что в России для них не совсем комфортный бизнес-климат.
Этому препятствует и разница в менталитете, и в культуре. Несколько раз я слышал, что после заключения договора кто-то хотел изменить условия договора, сорвать его или компания совсем исчезает. Это смущает японских бизнесменов. Поэтому они приветствуют участие официальной власти России при заключении контрактов.

— Владивосток — интересный город для японских туристов?

— Да, конечно! Статистика показывает, что интерес наших туристов к Владивостоку с каждым годом возрастает. Сейчас, понятно почему, — почти ноль туристов.
В Японии туристические компании очень хорошо рекламируют Владивосток, позиционируя его, как самый близкий европейский город. Девиз – «Самая близкая Европа!» Два часа полёта, электронная виза – стало проще попасть в Россию и во Владивосток. Я обращаю внимание, что во Владивостоке стало гораздо больше надписей на японском языке и это радует японцев.
Самые крупные японские авиакомпании стали летать во Владивосток – это тоже хорошо, хотя они приостановлены из-за коронавируса.
Думаю, что после пандемии поток туристов возобновится и это будет только укреплять наши отношения.

— На Ваш взгляд, японцы так и остаются трудоголиками, работая почти круглыми сутками?

— Нет, японское общество меняется. Под влиянием Запада в Японии всё больше желающих удерживать баланс между трудом и отдыхом. И это, наверное, хорошо.

Владимир Хмелев