9 августа 1945 года, верные союзническому долгу, советские войска перешли государственную границу практически на всем дальневосточном протяжении и приступили к уничтожению японской Квантунской армии, оккупировавшей Маньчжурию. Продвижение войск вглубь китайской территории осложнялось непростыми географическими (пустыня Гоби на забайкальском оперативном направлении и горный хребет Хинган в полосе действия войск, наступающих из Приморья) и климатическими (в это время на Маньчжурию вышел тайфун и шли сильные проливные дожди) условиями.


Впоследствии историки, изучающие бросок через Гоби и Хинган, назовут его апофеозом советского военного искусства: армия, получившая богатейший опыт войны с нацистскими войсками, буквально «играючи» расправлялась с японцами, демонстрируя высочайшее военное мастерство, напористость и отвагу. Параллельно с сухопутными силами активно действовал и Тихоокеанский флот, в первые дни войны с Японией проводивший десантные операции в порты Кореи, а затем приступил к штурму Карафуто (так называлась южная часть Сахалина, временно оккупированная японцами) и Курильских островов. Перед советскими войсками впереди маячил остров Хоккайдо — один из четырех главных островов Страны восходящего солнца. Многие бойцы и командиры понимали, что точку в войне с японцами Союз будет ставить именно там.

20 августа главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Александр Василевский доложил верховному главнокомандующему Иосифу Сталину обстановку, складывающуюся при проведении операции подчиненных войск против Японии. В числе прочего в докладе Василевский сообщил и о подготовке к проведению десантной операции на Хоккайдо.
«В настоящее время я и командование первого Дальневосточного фронта серьезно заняты подготовкой десантной операции на остров Хоккайдо. Сейчас ведем морскую разведку, готовим авиацию, артиллерию, пехоту и транспортные средства. С Вашего разрешения морскую операцию здесь начнем немедленно после занятия южной части Сахалина, ориентировочно 22 августа 1945 года», — указал в докладе маршал Василевский.

В тот же день товарищ Сталин дал указание для действий в десанте на Хоккайдо подготовить 87-й стрелковый корпус 1-го Дальневосточного фронта. К этому времени корпус, в состав которого входили 342-я, 345-я и 355-я стрелковые дивизии, уже перешел государственную границу в районе населенных пунктов Гродеково и Пограничный и выполнял боевые задачи на Муданьцзянском направлении.
Силы корпуса дошли до китайского города Мулин, находясь во втором эшелоне наступающего фронта. Отсюда им было предписано сосредоточиться во Владивостоке и быть готовыми к погрузке на корабли. В состав корпуса дополнительно вошла 264-я стрелковая дивизия, а уже на Сахалине, куда части прибывали с 23 по 28 августа, в него вошла 113-я стрелковая бригада. Таким образом, к концу августа для участия в десанте были собраны довольно внушительные силы.

Выполняя указание Сталина, Василевский приказал командующим Тихоокеанского флота, ВВС на Дальнем Востоке, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов быть готовым к проведению десантной операции на Хоккайдо к исходу 23 августа 1945 года.
«Сроки начала десантной операции на остров Хоккайдо будут указаны мною дополнительно», — указал Василевский.
Однако приказ на высадку так и не поступил. Победу во Второй Мировой войне бойцы и командиры «десантного» 87-го стрелкового корпуса встретили не на Хоккайдо, а на Сахалине. Отказ от высадки на Хоккайдо стал одним из волнующих вопросов прошедшей войны. Попробуем разобраться в нем, опираясь на открытые источники.

Высаживать или нет?
Согласно историческим документам, намерение высадить десант на один из главных островов Японии изначально было непреклонным. Войскам были отданы соответствующие распоряжения, дивизии, предназначенные для высадки, были сосредоточены в исходных пунктах на кораблях и судах десантных отрядов. Оставалось только отдать команду, и тогда военная машина завертелась бы со всей своей неотвратимостью. Но команда на высадку не прозвучала…

Пока маршал Василевский готовил свои войска к десантированию в Японии, между Москвой и Вашингтоном шли напряженные консультации, в которых стороны обвиняли друг друга в непонимании складывающейся ситуации, отсылали к ранее достигнутым договоренностям и даже, как им казалось, оскорбляли друг друга, за что тут же извинялись.
Так, 15 августа президент США Гарри Трумэн направил Иосифу Сталину проект так называемого «Общего приказа № 1», в котором оговаривались условия приема капитуляции от Японии и соответствующего раздела зон ответственности. В частности, пункт «b» параграфа I гласил, что главнокомандующему советскими вооруженными силами на Дальнем Востоке должны сдаться все наземные, морские, авиационные и вспомогательные силы японцев, находящиеся в Манчжурии, Корее (севернее 38 параллели) и на Карафуте (южный Сахалин).
Пункт «е» того же параграфа предусматривал сдачу главкому сухопутных вооружённых сил США на Тихом океане японских войск, находящихся на главных островах Японии, на примыкающих к ним мелких островах, в Корее (южнее 38 параллели) и на Филиппинах. От внимания Сталина не ускользнуло то, что по данному проекту «Общего приказа» Курильские острова должны были попасть в зону оккупации США, на что он и указал в своем ответном письме, датированном 16 августа.

Глава советского государства предложил внести в проект приказа некоторые поправки, в том числе «включить в район сдачи японских вооруженных сил советским войскам все Курильские острова, которые согласно решению трех держав в Крыму должны перейти во владение Советским Союзом». Также он предложил включить туда и северную часть Хоккайдо, куда уже был нацелен к высадке 87-й стрелковый корпус.
Сталин предложил точки, между которыми должна была пройти демаркационная линия. Ими стали города Кусиро на восточном берегу Хоккайдо и Румоэ на западе с включением этих населенных пунктов в северную половину острова. При этом верховный главнокомандующий предложил обоснование своим поправкам в «Общий приказ» — в нем он объяснил причину, по которой северная половина Хоккайдо должна была войти во владение Советским Союзом.

«Это предложение имеет особое значение для русского общественного мнения. Как известно, японцы в 1919—1921 годах держали под оккупацией своих войск весь Советский Дальний Восток. Русское общественное мнение было бы серьезно обижено, если бы войска не имели района оккупации в какой-либо части собственно японской территории. Я бы хотел, чтобы изложенные выше мои скромные пожелания не встретили возражений», — написал Трумэну Сталин.
18 августа Гарри Трумэн прислал свой ответ, в котором согласился на передачу Советскому Союзу Курильского архипелага, пояснив при этом, что американское правительство желает располагать правами на авиационную базу на одном из островов — желательно в центре гряды — для военных и коммерческих целей. Кроме того, Трумэн фактически отказал Сталину в праве на оккупацию Хоккайдо, пояснив, что японские войска, размещенные там, будут сдаваться генералу Дугласу Макартуру.

22 августа, когда до оговоренной даты высадки советских войск на Хоккайдо оставались сутки, Сталин прислал Трумэну свой ответ, в котором выразил недоумение по поводу отказа США от предоставления Советскому Союзу права принимать японскую капитуляцию на северной части Хоккайдо и высказался относительно предложения Трумэна разместить на Курилах американскую военно-воздушную базу. Ответ Сталина достоин полного цитирования.

«Что касается Вашего требования иметь постоянную авиационную базу на одном из Курильских островов, которые, согласно Крымскому решению трех держав, должны перейти во владение Советского Союза, то я считаю своею обязанностью сказать по этому поводу следующее. Во-первых, должен напомнить, что такое мероприятие не было предусмотрено решением трех держав ни в Крыму, ни в Берлине и ни в какой мере не вытекает из принятых там решений. Во-вторых, требования такого рода обычно предъявляются либо побежденному государству, либо такому союзному государству, которое само не в состоянии защитить ту или иную часть своей территории и выражает готовность ввиду этого предоставить своему союзнику соответствующую базу. Я не думаю, чтобы Советский Союз можно было причислить к разряду таких государств. В-третьих, так как в Вашем послании не излагается никаких мотивов требования о предоставлении постоянной базы, должен Вам сказать чистосердечно, что ни я, ни мои коллеги не понимаем, ввиду каких обстоятельств могло возникнуть подобное требование к Советскому Союзу», — ответил Иосиф Сталин.

Далее в нескольких посланиях главы государств объяснились более детально. Сталин разрешил американским самолетам осуществлять посадку на одном из советских аэродромов, расположенном на Курильских островах, в обмен на предоставление такого же права для советских самолетов осуществлять посадку на одном из аэродромов Алеутских островов. Это позволило бы, минуя Чукотку, значительно сократить авиационный маршрут до Сиэтла.

Как известно, данные требования по авиационным базам так и не нашли отражения в реальной жизни. Из вышеизложенного можно сделать осторожный вывод, что возвращение Южного Сахалина и передача Курильских островов были для СССР «задачей-максимум» в ходе Советско-Японской войны 1945 года, а демонстрация намерений высадить войска на Хоккайдо — всего лишь политический маневр, необходимый для создания крепких позиций в переговорном процессе на фоне ясно выраженного желания США «подмять под себя» хотя бы один из островов Курильской гряды и в будущем контролировать Охотское море. Этого, конечно, Советский Союз допустить не мог.

Утешительный итог

Высадка советских войск на Шумшу, самый северный остров Курильской гряды, во время, когда японские войска не получили еще приказа о капитуляции, показала, с какой самоотверженностью и упорством японцы способны защищать свои позиции. Учитывая, что Хоккайдо — исконно японская территория, можно было ожидать еще большего упорства японских военных при весьма ограниченных возможностях 87-го стрелкового корпуса, Тихоокеанского флота и приданной десанту авиации. Это повлекло бы тяжелые потери среди высаженных войск. Ввязываться в сомнительное дело с неизвестным в будущем военным и политическим результатом в самом конце отгремевшей большой войны никто уже не хотел. Да и «задача-максимум» уже была достигнута.
Следовательно, есть все основания предполагать, что «десант на Хоккайдо» был только некой демонстративной угрозой, с помощью которой удалось вернуть США в русло достигнутых ранее в Тегеране, Ялте и Потсдаме договоренностей о разделе послевоенного мира. И ничего более.

Алексей Суконкин,
военный эксперт, писатель, г. Арсеньев,
https://riafan.ru/