Пожалуй, начнем со строк великого русского поэта – «певца горестей народных» Николая Алексеевича Некрасова, взятых из его поэмы «Кому на Руси жить хорошо»:

Ох! эти проповедники!
Кричат: «Довольно
барствовать!
Проснись, помещик
заспанный!
Вставай! — учись!
трудись!..»
Трудись! Кому вы
вздумали
Читать такую
проповедь!
Я не крестьянин-
лапотник —
Я божиею милостью
Российский дворянин!
Россия — не неметчина,
Нам чувства
деликатные,
Нам гордость внушена!
Сословья благородные
У нас труду не учатся.
У нас чиновник
плохонький
И тот полов не
выметет,
Не станет печь
топить...
Скажу я вам, не хвастая,
Живу почти безвыездно
В деревне сорок лет,
А от ржаного колоса
Не отличу ячменного,
А мне поют: «Трудись!».

Как это напоминает мировоззрение господ либералов, ныне окопавшихся в Кремле и правительстве РФ! Да, отнимать и делить — есть намного менее тяжкий труд, чем творить, созидать, создавать и приумножать. Правда, будем надеяться, что в отличие от своих предшественников, живших в 19 веке, нынешние правители всё же смогут отличить трубу газовую от нефтяной, а медную болванку от алюминиевой. И ведь ничто человеческое им не чуждо:

«Утром мажу бутерброд — сразу мысль:
а как народ?
И икра не лезет в горло,
И компот не льется
в рот!
Ночью встану у окна
И стою всю ночь без
сна –
Всё волнуюсь об Расее,
Как там, бедная, она?».

В России очень много талантливых, умных, профессионально подготовленных людей, которые сейчас не востребованы властью, поскольку остановлены либералами, продвигающих в высокие кабинеты только своих. Древние мыслители ещё на заре человечества писали о порче власти. Вот и немецкий учёный и инженер Герман Оберт, на склоне лет размышляя об обществе, пришёл к выводу, что власть часто становится какократией.
Термин он вывел от греческого слова «какос», что значит — плохой. Власть худших или плохих, устроена на негативном отборе членов элитных групп. Такая власть противодействует попаданию в точки принятия решений людей, способных выбрать из всех возможных решений не худшее. Поскольку либералы российского розлива пекутся и расшибаются в лепешку лишь в интересах меньшинства, то их правление неизбежно становится какократическим.

К счастью, многие россияне ещё не утратили способности видеть причинно-следственные связи в текущей реальности. Отечественные законотворцы, ведомые либералами, продолжают поражать своими абсурдными идеями, направленными только на одно — выкачивание денег из года в год из худеющих карманов пролетариата и самозанятых. Предлагаемые российскими чиновниками и депутатами законодательные новины — одна круче другой. Недавно всю страну облетела новость — в России могут начать привлекать к административной ответственности родителей курящих детей. Схема простая: поймали несовершеннолетнего с сигаретой — оштрафовали родителей. Если нет денег или желания платить штраф — добро пожаловать на несколько суток в спецприемник.
Населению налоговые выкрутасы правительства всё больше напоминают принца Лимона из сказки Джанни Родари «Чипполино»: «За последнее время доходы нашего государства уменьшились. После того как был введен налог на воздух вы стали меньше дышать. Это возмутительно! Теперь мы вводим новый налог на осадки: за простой дождь – 100 лир, за проливной – 200 лир, за дождь с громом и молнией – 300 лир. Молчаааать!».
И разве это не власть плохих?
И они ещё обижаются («плач Ярославны» озвучен устами вновь назначенной главой Совета Федерации В.Матвиенко), что россияне не любят богатых. Надо полагать, что власть, путем введения новых налогов и сборов, предпримет в самое ближайшее время усилия, способствующие преодолеть эту вопиющую несправедливость и народ станет гипотетически носить на руках своих угнетателей. Причем, вопреки словам А.С.Пушкина из стихотворения «Русскому либералу»:

«…Ты просвещением
свой разум осветил,
Ты правды чистый лик
увидел,
И нежно чуждые народы
возлюбил,
И мудро свой
возненавидел».

Поэтому, тихой сапой, под предлогом усиления эффективности и оптимизации, разгромлена Российская академия наук. В результате «реформирования» РАН только в США и Канаду уехало работать более миллиона российских ученых и специалистов. По данным Росстата, отток из страны квалифицированных кадров с высшим образованием составляет ежегодно более 50 тысяч, а по статистике, получаемой от иностранных государств — свыше 100 тысяч. Здесь уместно вспомнить слова знаменитого французского математика Блеза Паскаля: «Достаточно уехать трём сотням интеллектуалов — и Франция превратится в страну идиотов». Но русские люди не хотят превращаться в идиотов!
Только идиот способен думать о том, что государство ему ничего не должно. Однако, президент Путин продолжает отвергать политику патернализма (от латинского paternus — отеческий, отцовский. Во внутригосударственной политике патернализм – это политика государства, направленная на улучшение благосостояния своих граждан, на всестороннее развитие общества) и приводит такой довод:
«Отказ от неё диктуется стремлением включить стимулы развития, раскрепостить потенциал человека, сделать его ответственным за себя, за благополучие своих близких».
Вера в то, что погрузив человека в обстановку жестокой борьбы за существование, можно раскрепостить его потенциал — есть утопия. На деле всё наоборот! Замечательным свойством советского патернализма была как раз его способность освободить человека от множества забот, которые сейчас заставляют его бегать и крутиться, как белка в колесе, трудясь на нескольких работах. Эта непрерывная суета убивает все творческие силы и выпивает все жизненные соки.

Спокойствие и уверенность в завтрашнем дне позволяют человеку плодотворно отдаться творческой работе и воспитанию детей — вот тогда и раскрывается его потенциал. Об этом говорит не только опыт Советского Союза. По этому пути с опорой на государственный патернализм пошли Япония и страны Юго-Восточной Азии в лице азиатских экономических драконов (Сингапур, Тайвань, Малайзия, Южная Корея).
Опыт РФ показал, что постоянный стресс людей ведёт к росту заболеваний, социальной апатии, смертности и преступности. В итоге потенциал человека съеживается. Жители нынешней капиталистической России живут в атмосфере нарастающих страхов перед потерей работы или ремонтом обветшавшего дома; перед разорением фирмы или техосмотром старенькой машины; перед болезнью близких, для лечения которых не найти денег, так как закредитованность россиян уже и так выше крыши.

Однако, установка на искоренение патернализма едва ли не самая устойчивая в правящей верхушке России. Власть настойчиво представляет патерналистские настроения большинства граждан как иждивенчество. Это поразительная деформация сознания и глубинное непонимание сути явлений. Как может быть народ иждивенцем государства? Похоже, что господствующий класс всерьез представляет свою власть каким-то великаном, который пашет землю, добывает уголь, кормит и греет народ, как малое дитя. А ведь все проблемы решает именно народ, в то время как государство выполняет функцию организатора коллективных усилий.
Кремль неприемлемо сужает понятие патернализма, распространяя его только на отношения государства и населения. В действительности народ всегда ожидал от государства отеческого отношения ко всем системам жизнеустройства России: к армии и школе, к промышленности и науке, здравоохранению и образованию. Всё это творения народа, которым требуется забота и любовь государства.
В этом срезе отношений государства и народа произошел столь глубокий разрыв, что он нанес почти всему населению культурную травму. Разоружение армии, демонтаж науки, деиндустриализация и купля-продажа земли — всё это воспринималось как уход государства от его священного долга. Это не просто потрясло людей — это их оскорбило. Возник конфликт не социальный, а мировоззренческий, ведущий к разделению народа и государства как враждебных друг другу этических систем.
Постсоветская власть не может преодолеть кризис легитимности — нехватку авторитета, уверенности граждан в том, что эта власть гарантирует жизнь страны и народа. До предела сузилась социальная база власти — её кадры отбираются из узкого слоя: друзей и родственников, а зачастую из откровенных проходимцев, мошенников и преступников. Главный признак кризиса легитимности власти — всё ещё относительно высокий рейтинг символического лица (президента) при очень низком уровне доверия ко всем другим институтам власти.
Множество социологических опросов последних лет показали крайнюю степень отчуждения населения от власти. По множеству проблем у людей сложилось единодушное мнение: власть действует не во благо народа, а во вред ему.

Наш исторический опыт показывает, что народ, при мудром руководстве государственных мужей, может творить чудеса.
Вкратце пройдемся по тем достижениям в науке и технике, которые стали возможны при патернализме Советского государства. Они позволяют совершить рывок в будущее благодаря магии чудесных технологий, если Россия проснется от спячки и деградации, возникшей после реставрации капитализма в 1991 году. Русский ученый Василий Налимов определил магию как действенность слова. А слово – это некий знак, наделенный онтологической силой. То есть силой, меняющей действительность в самых глубоких её основаниях. Эта сила изменяет реальность и создает новый мир.

В нынешней России изобретатель-творец стал изгоем, едва ли не жалким парием. В обществе его ценят гораздо ниже валютной проститутки и чиновника, а родные и близкие считают блаженным. Они жалеют его, как больного и стараются помочь «несчастному». А ведь в сталинской России всё было по-другому. Кто жил лучше всех? Выдающиеся конструкторы, лучшие инженеры, советские открыватели новых миров, эффектов и явлений. Так вот, на излете существования СССР на Руси возникли так называемые закрывающие технологии.
То есть те, которые ведут к исчезновению традиционных технологий в целых отраслях старой промышленности. О них и пойдет речь ниже, причем рассказ будет лишь о малой толике таковых.

Всем известно, что во всем мире неуклонно растет количество людей, больных сахарным диабетом. Так вот, в середине «лихих» 90-х российские мародеры-капиталисты погубили разработку наших ученых, которые из свиного инсулина путем замены одной аминокислоты получали инсулин, пригодный для человека. Ещё одна уничтоженная разработка – подсадка клеток из поджелудочной железы в печень диабетиков. Наблюдения показали, что часть больных вообще перестали нуждаться в инсулине! В Новосибирске, на НПО «Вектор», задавлено производство целого ряда генно-инженерных лекарств, которые можно использовать при лечении онкологии.

В 1988 г. были проведены успешные испытания устройства, которые разработал московский авиаинженер Александр Деев. Оно позволяло сократить расход топлива в двигателях внутреннего сгорания на 40-60 % и усилить мощность на ведущих колесах. Но самое потрясающее: в выхлопе машин содержание углекислого газа падало почти до нуля. Выгода от внедрения этой технологии могла принести стране экономию в 15-20 миллионов тонн бензина ежегодно и миллиарды долларов прибыли. Но проект был успешно похоронен тупой и предательской советской партноменклатурой, которая в это время готовилась в Большому Хапку общенародной собственности.
«Центр микролептонных технологий» под руководством Юрия Мамошина создал аппаратуру, которая оживляет заброшенные нефтяные скважины, повышая текучесть вязкой нефти. Применяя её, удается из мертвых скважин вновь получать «черное золото», но пришедшие капиталистические трофейщики, то есть поедатели трупа советской промышленности, дали от ворот поворот изобретению.

Группа Семена Новоселова создала мобильный мини-нефтеперегонный заводик, который позволяет повысить выход готового продукта до 98 % при лучшем мировом показателе в 65 %. Причем энергии на переработку нефти тратится в 3 раза меньше. Но нынешние монополисты от нефтянки изобретение проигнорировали.
Русские ученые изобрели и успешно испытали необычный ветряк-электрогенератор, который дает электроэнергию при слабом потоке ветра 1-2 метра в секунду, в то время как за рубежом считается, что ветряки можно ставить только там, где дуют сильные ветры. Этого устройства хватит снабжать электричеством практически 7 дней в неделю загородный дом площадью в 400-600 квадратных метров! Но, увы. Пока разработка промышленного применения не нашла, так как у власти находятся временщики, а государство уподобилось ночному сторожу, который стоит на страже интересов крупного капитала.
Известно, что Россия занимает почти одну шестую часть суши планеты. Пространства не только разъединяли русских, но и соединяли. Они стали сегодня одним из главных богатств страны. И чудесные технологии, способные произвести переворот в наземном транспорте, у нас есть. Одна из них – единственная в мире система струнного транспорта Анатолия Юницкого.

Представьте себе дорогу из нескольких туго натянутых тросов, заключенных в две параллельно идущие трубы небольшого диаметра. Они лежат на мощных анкерных опорах, расставленных в полутора километрах одна от другой, в которых заложен двойной запас прочности. И вот по этим струнам в трубах мчатся со скоростью 300-500 километров в час обтекаемые машины на стальных колесах.
Этим дорогам нет преград в виде снежных завалов и вечной мерзлоты. Километр такой дороги вдвое дешевле обычной «железки» с её черепашьими темпами.
Этими трассами можно пронизать всё пространство страны, открыв для освоения до сих пор непроходимый русский Север, да и весь мир. Это даст огромные доходы от транзита грузов, загрузит отечественную промышленность, дав новые рабочие места.
Но, к сожалению, этот проект, как и множество других, не указанных автором по причине их большого количества, не осуществим при капитализме, воцарившемся на просторах России. Всё больше наших сограждан (особенно молодежи) приходят к убеждению, что раскрепостить творческую энергию русского народа может только другой общественно-политический строй – социализм.
Завершая, снова обратимся к творчеству поэта Некрасова:

«Эх! Эх ! Придет ли
времечко,
Когда
(приди, желанное!..)
Дадут понять
крестьянину,
Что рознь портрет
портретику,
Что книга книге рознь?
Когда мужик не Блюхера
И не милорда глупого —
Белинского и Гоголя
С базара понесёт?
Ой, люди, люди русские!
Крестьяне
православные!
Слыхали ли
когда-нибудь
Вы эти имена?
То имена великие,
Носили их, прославили
Заступники народные!
Вот вам бы их
портретики
Повесить в ваших
горенках,
Их книги прочитать...».

Интересно, а как бы Николай Алексеевич оценил влияние на православных русичей не Блюхера с милордом глупым, а нынешнего телевизора?

Игорь Андреев,
г. Партизанск