События прошедшей недели, когда в Пермском ВУЗе студент хладнокровно расстреливал людей, вновь обратили внимание общественности к проблеме оборота гражданского оружия. В России уже не первый случай, когда молодой человек, на законных основаниях владеющий огнестрельным оружием, стреляет из него в людей, убивает и ранит многих из них. Моего собеседника, Юрия Пшеничникова, по праву можно назвать экспертом в области огнестрельного оружия: за его спиной десятки лет работы в милиции, он директор учебного цента «Викинг» по подготовке частных охранников и пользователей оружия.

— Юрий Игоревич, 11 мая 2021 года раздавались выстрелы в одной из школ города Казань, теперь вот и Пермь. И там, и там стрелками были молодые люди. Как Вы полагаете, государство извлекло урок из этих событий?

— Я бы не стал называть их «стрелками», — это убийцы. К чести законодателей они поправили закон и с 2022 года огнестрельное оружие на законных основаниях смогут приобретать и пользоваться им граждане, достигшие 21 года.
Полагаю, что это верное решение: хотя бы за спиной молодых людей будет армия, где они приобретут навыки обращения с огнестрельным оружием. Да и ума станет чуть больше, чем в 18 лет.

— Или дело вовсе не в количестве и качестве ума, а в психиатрии?

— Можно и так сказать. Нормальный человек разве пойдёт убивать мирных людей? Конечно же, нет. На мой взгляд, медицинская комиссия для получения разрешения права на владение оружием сегодня не отвечает всем требованиям времени. Там более важным почему-то является определение, является ли претендент наркоманом или нет, а исследования на психические и психиатрические отклонения вообще не проводятся. К тому же, подобная медицинская комиссия является платной услугой, и отношение к ней у врачей простое, как к услуге. А человек получает доступ к оружию и может стать потенциально опасным для общества.

— Что побуждает молодых людей готовить и совершать массовое убийство?

— Это вопрос психических угроз современного поколения. В первую очередь, молодёжь массово увлечена компьютерными играми – «стрелялками», которые снимают внутренние ограничения на запреты, популяризируют насилие. В игре можно убивать без всяких проблем, сам можешь «воскрешать» бесконечно, и в результате возникает чувство вседозволенности, превосходства над другими участниками игры. Но жизнь – это вовсе не такая игра, где человеку всё дозволено. Общество принимает разные ограничения для обеспечения безопасности граждан.
Важным аспектом проблематики использования легального оружия при совершении убийств является культура обращения с оружием. Так, например, в советской школе с нами со всеми проводили уроки начальной военной подготовки (НВП) бывшие профессиональные военные, которые давали прочные азы отношения к оружию, да и сама идеология способствовала развитию коллективизма, уважительного отношения к окружающим людям. Сегодня даже в армии за один год службы далеко не все солдаты могут полностью овладеть навыками обращения с оружием. К сожалению, у нас в России совсем не популяризируется стрелковый спорт, где спортсмены проходят длительную подготовку осторожного обращения с огнестрельным оружием.

— На Ваш взгляд, частный охранник в состоянии противостоять вооружённому человеку, проникающему в общественное здание?

— Нет. Как видим, охранник в Пермском университете погиб одним из первых. Подготовленному нападающему не может противостоять даже вооружённый охранник, но это вовсе не значит, что их там не должно быть. Защита общественных мест, зданий, публичных объектов должны иметь комплексный подход, где наличие охранника – только один из элементов защиты. К тому же сами люди должны понимать, что идущий по улице с оружием человек, – уже опасен и о нём нужно немедленно сообщить в полицию. Пермский убийца шёл по улице с огнестрельным оружием, в каске, обвешанный патронами, но никого из прохожих это почему-то не смутило, никто не позвонил в полицию. Почему?
В нашем обществе царит равнодушие и какая-то апатия.
В свою очередь, МВД или Росгвардия не в состоянии своими силами обеспечить все общественные объекты в России – у них нет таких ресурсов. К тому же на современном этапе МВД переживает существенный кадровый кризис, а вот хорошо подготовленные охранники могут значительно повысить защищённость объекта.
Подчёркиваю, противодействие подобным угрозам, как в Казани или Перми, должно быть комплексным, каждый работник того или иного учреждения должен знать, что он должен делать в кризисной ситуации. А то в том же Пермском университете, когда убийца шёл по нему и вёл стрельбу по преподавателям и студентам, в одной из аудиторий лектор продолжал лекцию, подвергая всех студентов большой опасности.
Думаю, что предотвратить подобные преступления через социальные сети тоже не просто. Отслеживание всех людей на социальных страницах может занимать колоссальные ресурсы, да и вовсе не каждый потенциальный преступник будет там делиться своими планами. Поэтому чаще всего такие преступления совершаются неожиданно.

— На Ваш взгляд, может быть, стоит вообще запретить оборот гражданского оружия или ужесточить возможность его получения?

— Ужесточать уже дальше некуда. В России сегодня достаточно жёстко регламентировано законодательство и правила получения разрешения на право пользования огнестрельным оружием. Зарегламентировали всё, что можно.
Механизм получения огнестрельного оружия непростой. И от оборота гражданского оружия отказываться нельзя. Если отменить право на владение огнестрельным оружием, то это, на мой взгляд, создаст предпосылки для роста нелегального оборота оружием, а его контролировать ещё сложнее.
Напомню, что в результате ДТП в стране погибает гораздо больше людей, чем от неосторожного или умышленного применения огнестрельного оружия, но никому в голову не приходит мысль запрещать автомобили.
Проблема, как я уже отмечал, должна быть решаемой на уровне воспитания со школьной скамьи, где отношение к оружию – это только один из элементов в системе ценностей молодого человека.
Нравственный человек никогда не станет стрелять в другого человека. Воспитание нравственности, на мой взгляд, и есть одна из главных задач системы образования, а у нас сегодня это тоже услуга, как и здравоохранение. Это разве нормально?

— Вы преподаёте основы пользования огнестрельным оружием для гражданских лиц уже несколько лет. На Ваш взгляд, все обучающиеся люди являются адекватными?

— Большинство людей, которые приходят к нам в учебный центр, являются адекватными людьми, понимающие степень своей ответственности за безопасное обращение с огнестрельным оружием. За всё время я только один раз жёстко высказал своё мнение, на мой взгляд, на не совсем адекватные высказывания одного из курсантов о его цели приобретения огнестрельного оружия. После этого он больше не пришёл на курсы. Взрослый человек должен понимать, для чего ему огнестрельное оружие: для охоты или для самообороны, — и давать себе отчёт в его опасности для окружающих.
Поэтому изменения законодательства в части увеличения возраста претендентов на гражданское оружие до 21 года – правильный шаг.

— Вы всю жизнь работали в милиции: скажите, преступления с использованием огнестрельного оружия, совершенные в местах массового пребывания людей, раньше были?

— Они были всегда. Но цензура в прессе не позволяла популяризировать такие виды преступления. Сегодня убийц в СМИ могут просто называть «стрелками» и другими мягкими словами, словно снижая их преступную сущность. А это убийцы. Вполне возможно, в СССР запрет на публикации в СМИ информации об убийствах, совершённых общественно опасным путём, был оправдан. Я против того, чтобы в СМИ широко освещались эти темы. Частое упоминание случаев насилия, преступлений, делает их обыденными, привычными, и люди перестают реагировать на них с точки зрения нормальной психики.
Люди привыкают к насилию, допускают его применение. И вот это уже ненормально. Но сегодня мировые СМИ просто кишат событиями насилия, совершённого в общественных местах с помощью огнестрельного оружия. Возникает такое ощущение, как будто кто-то специально нагнетает в обществе тревожность и усиливает стресс. И этот психоз влияет на неустойчивых людей.

— В вашем профессиональном кругу специалистов по подготовке охранников происходит обсуждение чрезвычайных событий, подобных как в Казани и Перми?

— Безусловно, правоохранительная система, законодатели реагируют на такие события и это отражается на деятельности учебных центров, таких как наш. Мы принимаем участие в дистанционных конференциях руководителей учреждений по подготовке кадров российских охранно-сыскных структур.
Очередная такая конференция состоится 28 сентября. Там у нас есть возможность в рамках подобных мероприятий вместе с представителями правоохранительных органов обсудить возникшие проблемы, найти способы их решения. Жизнь идёт и вносит коррективы в разные сферы. Одна из них – это безопасное пользование огнестрельным оружием.
Пользуясь случаем, хочу обратиться ко всем пользователям огнестрельного оружия: помните о законе, храните оружие в защищённом месте, берегите себя и окружающих людей от несчастных случаев с оружием, понимайте свою ответственность перед обществом за право обладать огнестрельным оружием.

Беседовал
Владимир Хмелев,
Фото автора