Я познакомилась с супругами Владимиром и Любовью Чжен. Его рассказ о своей большой семье заинтересовал меня, особенно вскользь брошенная фраза о том, что его отцу — Ин Сун Чжену, скоро исполнится 93 года.

Чем дальше длилась наша беседа, тем становилось интереснее. Попробую пересказать услышанное нашим читателям, речь будет идти о семейном счастье.
— Я сам построил большой дом с пятью комнатами и просторной кухней. Вместе с нами живут старший сын Виктор, юрист по образованию, его жена Лиля, преподает английский язык. Сейчас она в декретном отпуске, занимается малышкой Анечкой. Есть у Виктора еще двое детей: Яна ходит в школу во второй класс, а Вову по утрам увозят в детский садик. Дома остаемся  на весь день я с женой, Лиля с Анечкой и родители — отец Ин-Сун Чжен и мама Софья Никифоровна Ян. Пока что в нашей большой семье из девяти человек работает только Виктор.

Семья живет очень дружно. Родители по характеру сдержанные, любят своих детей, внуков, внучек и правнуков. Однажды отец сидел у холодильника, Яночка стала доставать из него кефир и нечаянно опрокинула его на голову прадедушке. Он и глазом не моргнул, спокойно отреагировал. Маленькую Анечку няньчают все, берут на руки, носят, любуются малышкой.

О двух своих дочерях Олесе и Надежде Владимир не стал подробно рассказывать, поскольку они живут самостоятельно, не с ним: Олеся — во Владивостоке, а Надежда — в Находке. Обе замужем, имеют маленьких сыновей.
Чувствуя, что меня больше интересуют его родители, Владимир продолжал рассказывать о них.
— Трое детей среди выживших было у родителей. Старшего звали Вячеславом, а младшую — Софьей. Сам я оказался средним. Отец и мать были для нас хорошим примером трудолюбия. Отец имеет высшее образование. Всю жизнь работал начальником планового отдела на ЦОФе. После ухода на пенсию продолжал какое-то время трудиться на предприятии, а в свободное время занимался огородом, выращивал виноград, постоянно что-то изобретал. Так, из электропилы сделал электромясорубку, а в молодости смастерил скрипку, играл на ней, а потом обменял на мандолину. Отец у нас добрый, общительный.

Родители живут очень дружно. Здоровье у них хорошее, редко болеют. Отец раньше много ходил пешком, ест помалу, но часто, вегетарианец. Мама тоже, как и отец, много работала по хозяйству.

Главным стержнем согласия в нашей большой семье считаю уважение к старости, воспитание детей в этом духе наглядным примером.

Люба, жена Владимира, дополнила мысли мужа:
— Важно понимать друг друга, вовремя воздержаться от возможной ссоры, остановить себя при каком-то разногласии. Это я говорю как женщина.
Владимир продолжал:
— В нашей семье дедушка и бабушка самые пожилые. У корейцев принято почитать и слушаться старших.

Говорят, у плиты, должна стоять одна хозяйка, а у нас их две — моя Люба и Лиля. Им непросто всем угодить, но они умудряются это делать: отец — вегетарианец, Виктор не есть курицу, камбалу и сельдь, а Яна не любит мясо, кроме шашлыков. Приходится учитывать вкусы каждого, зато все довольны.

За общим столом вся семья собирается только вечером, после 19 часов, когда Виктор приходит с работы. В остальное время у нас питание свободное, в зависимости от занятости каждого члена семьи. Захотел покушать — всегда находится всё, что ты любишь.
— Как вы думаете, что продлевает отцу жизнь? — спросила я у Владимира.
— А вы спросите у него сами, — ответил он.

Владимир так почтительно и тепло рассказывал о своих родителях, что мне захотелось познакомиться с ними и с другими членами этой дружной семьи. Я охотно приняла приглашение посетить их большой, уютный дом, выстроенный своими руками. И вот Владимир открывает калитку, я следую за ним. Нас встречает огромный пес, азиатский красавец. И вот я уже в просторной гостиной беседую с членами семьи. Вошли родители Владимира. Мы познакомились. Отец Ин-Сун оказался  человеком разговорчивым, мама — более сдержанная, больше молчала, но на лице ее отражалось согласие с тем, о чем говорил муж.

Рассказ отца о любви и счастье:
— Я полюбил Софью, когда ей было 14 лет. Мы жили в соседних селах в Хасанском районе Приморского края. В 1937 году нас, корейцев, выселили в Узбекистан. Жители наших деревень объединились в один колхоз. Я приметил её на полях и полюбил за трудолюбие. Она полюбила меня — не знаю за что. Может быть за седину в 16 лет.

Я стал седеть, когда моего дедушку арестовали, а когда арестовали отца, совсем поседел. Мама одна растила нас четверых детей, а мать Софьи вырастила без отца шестерых. Наши мамы сдружились и всячески поощряли нашу любовь.

Во время войны мы с Софьей разлучились. Я учился в 9 классе, когда началась война. Как только четверым ребятам из моего класса исполнилось 18 лет, нам сразу после экзаменов вручили повестки явится в военкомат с вещевым мешком, с запасом белья и еды.
Нас отправили в республиканский сборный пункт, где проходила всеобщая мобилизация. Каждое утро была перекличка. Выяснилось, что корейцам по ошибке вручили повестки.

Тогда отправили нас на лесоповал в Алтайскую тайгу. Мы вырыли землянку и жили в ней. Только в 1946 году я получил отпуск на два месяца. Мне сказали: — «Возвращайтесь с семьей, дадим земельный участок». Я  получил на руки паспорт, военный билет, проездной и хлебную карточку. 13 суток ехал я на 501-м «веселом» товарном поезде, спал на полу, покрытом соломой. Ехал и радовался, что скоро увижу родных и Софью.
Как только приехал домой, сразу женился и поступил в народно-хозяйственный институт в Самарканде на экономический факультет. Как мы радовались все, что я, наконец, вернулся!

Меня прописали, поставили на воинский учет. Четыре года я прожил в общежитии в Самарканде, а Софья работала в колхозе. В 1989 году мы вернулись на Дальний Восток и выбрали местом жительства Партизанск, где ни родных, ни родственников не было. Здесь мы обрели своё счастье.
Я без моей Софьи не прожил бы, наверное, ни одного дня. Она, как девчонка, бегает по дому, а ведь ей 90 лет, всё делает, огород весь на ней, кормит кур, собак...

Я спросила Софью Никифоровну, чем ей так понравился Ин-Сун. Она ответила:
— Молодость подсказала.
А потом, помолчав немного, добавила:
— Люблю его за красоту, доброту, трудолюбие, ласковость...
Я смотрела на Ин-Сун и думала: «А ведь Софья Никифоровна правильно говорит о своем муже: его лицо просто сияет добротой, и красив он, и открыт, искренне радуется своему счастью».
Наш разговор продолжался:
— У корейцев традиция жить вместе. Мои дед и прадед жили семьями, в которых были дети четырех поколений, и жили дружно. Когда вся наша семья и девять человек собирается вместе за ужином, то душа радуется, это музыка, это рай. Я не помню разногласий, их не бывает никогда. Люблю всех одинаково. Анюта, скажи... — обратился он к восьмимесячной малышке, которая улыбалась на руках у Владимира.
— Я считаю для долгой жизни нужна радость и любовь — продолжал свою мысль Ин-Сун. Он нежно посмотрел на Софью, коснулся её руки и сказал:
— 70 лет неразлучны, а возраст нашей любви 76 лет. Любуемся друг другом, не налюбуемся. 76 лет я её хвалю, не нахвалюсь. Люблю её за горячее, любящее сердце. Мы ни разу не повысили друг на друга голос, не увидели друг в друге недостатков. 70 лет пролетели как один день. Сейчас только мы поняли, как прекрасен мир, полный радости, как прекрасна жизнь, наполненная счастьем. Я каждый день смотрю на моих любимых. Разве это не рай? Пусть тысяча лет продолжается этот рай. Хотелось бы, чтобы все были такими же счастливыми, как мы.

17 апреля Ин-Сун отметит свой день рождения — 93 года. Я представляю, какой тесной может показаться гостиная в их доме, когда соберутся все его дети, внуки и правнуки вместе! А зато сколько будет радости!
Пусть продолжится на долгие годы земной рай Ин-Сун и его любимой Софьи!

Беседу записала 
Нила Задорожная
Фото автора